Родители, как соседи

Автор – ЛАРИАН/ЛАРИАНА
Группа «Источник»

 

Лет 10 назад я впервые съехала от родителей. Не потому что хотела жить отдельно, потому что были постоянные ссоры и стычки. Да, мне было легче любить их на расстоянии. Или просто так было меньше ссор. У меня всё время было непонимание, почему нельзя любить меня просто так, за то, что я есть ? Почему всё было условно спокойно, когда я делала, как хотели родители? И то это была какая-то иллюзия спокойствия в семье. Любая стычка вызывала у меня чувство вины и обиду, а потом просто непонимание. Мы всё больше отдалялись друг от друга. Я возвращалась и жила дома, потом снова уходила, когда было совсем невыносимо. Получается, что я делала одно и тоже, но ситуация не менялась. 

Сначала я отказалась подчиняться, потом я перестала слушать о себе всё то, что на меня вешали. В итоге стала замечать, что я вообще не имею никакого отношения к этим стычкам. Да это происходило между мной и родителями, но не я причина.

Мама в очередной раз билась в истерике и мое терпение закончилось. С ней было бесполезно разговаривать, разговаривали с отцом. Он прекрасно видел, что происходит с матерью и даже где-то боялся, что она может что-то сделать с собой. Но был на моей стороне и даже подтвердил, что поддержит меня в любом моём решении. Тогда мы решили, что живём в одной квартире, но теперь всё отдельно, продукты и т.п. Это был некий договор, моим условием был лишь то, что теперь они оба больше не позволяют себе вообще хоть как-то меня критиковать или читать нотации. Три дня мама манипулировала отцом и он сдался. Он просто не смог быть с ней в ссоре и на моей стороне. В конце концов,  он вообще сказал, что мама во всем права, а я нет.

29

Теперь мы просто соседи по квартире. Первые пару месяцев мы вообще не разговаривали, хотя мама пыталась что-то вернуть обратно. Поначалу мне было дико это воспринимать. И страх, что всё вернется на старые рельсы. Но чем больше было тишины, тем легче мне становилось. Я больше могла не соответствовать ожиданиям, не участвовать в ссорах. Я больше не портила себе настроение тем, что надо идти домой, а я не хочу. Со временем я даже почти перестала жёстко пресекать их попытки вывести меня на эмоции. Просто не стало попыток.

Я знала, что рано или поздно родителям надоест молчание. Сначала я обнаружила пропажу двух вещей у себя из комнаты, а потом что родители как-то изменились. Они стали чаще ссорится между собой, будто кто-то извне воздействовал и наблюдал это со стороны. Привычные слова, которыми они пытались меня зацепить стали более едкими. Они будто становились всё злее. А потом на балконе я наткнулась на остатки каких-то проведенных ритуалов. Ещё позже стала замечать, что в квартире очень и очень не спокойно по ощущениям. Квартира будто становилась всё меньше.

Я решила поговорить с ними. Выяснилось, что отец связался с магией из-за долгов. Что он и раньше это делал и ему помогло. А одна из моих вещей оказалась проклятой, поэтому они забрали её и больше не вернут. Тогда в очередной раз было нарушено моё пространство какими-то силами и самими родителями, причём их понимание было относительно этого всего правильным,  моё как обычно, в корне неверным. Мало того проклятая вещь, изъятая ими, до сих пор действует на меня и люди, которые к этому причастны, тоже. Действительность вообще казалось какой-то нереальной. Что-то оборвалось во мне тогда окончательно. Я сказала, что мы будем разъезжаться. На принятие решения каким образом я дала две недели.

А потом начались их прямые атаки, каждый день они пытались внушить, что я не права, что я с кем-то связалась и они отберут у нас квартиру. Что мы будем нищими из-за меня. Разница только в том, что это они связались с какой-то структурой и ждут, что им там помогут. Для меня всегда была граница уважения и терпения, где я не могла позволить себе причинить боль родственникам. Но я не делала больно им тем, что хочу жить отдельно, я делала больно себе, если не защищалась адекватно ситуации, происходившей в семье. Мне вроде не страшно было ответить, я испытывала вину за то, что заставляла их делать выбор насчёт квартиры и наследства. Мне было больно, что они настолько чудовищно не правы насчет меня, насчёт своих собственных действий. Я  даже как-то сказала им, что однажды вы поймёте, что вы делаете, но будет поздно.

Со временем я приняла, что это их выбор, их действия и что я не имею к этому отношения. При очередной попытке поговорить со мной, я сказала, что теперь вы сами по себе, я сама по себе. Раздел имущества так и не состоялся. Мне перестало это вообще быть нужным. Затем упала та грань между терпением к ним  и защитой себя. Да, теперь, индикатором является не страх и привычная жертва для родителей в виде меня, а я сама. Я поняла, что мои ощущения это и есть индикатор предела. Я перестала бояться и убрала привычки реагировать одинаково. Так наши пути с ними разошлись окончательно.

Сейчас я всё еще на этапе принятия ситуации. Родители просто люди. Они брали свой опыт из своих семей, их никто не учил, как воспитывать детей. Но это дало мне возможность осознать, что любую ситуацию можно изменить, даже в самых невыносимых условиях. И принять наконец-то, что я у себя есть.