Не хочу идти на работу.

Автор – ЛАРИААНА/ЛААРИАН 
Группа «
Источник» 

Начиналось как у большинства, по шаблону. Детский сад, школа, секции, спорт и музыка. Спорт и музыка – это несерьёзно, а у мамы медицинское образование, пошла в медицинский. 

6 лет, потом еще 2 года, и я поняла, что не хочу быть врачом. Да, мне нравилось ходить в хирургическом костюме, нравился статус и уважение в глазах окружающих, нравился какой-то специфический запах больниц. Когда дежурила в стационаре, ночью всегда было все самое интересное – операции и тонны адреналина. Выходила из операционной и чувствовала себя Богом. Потому что удавалось собрать кого-то по частям, потому что утром пациент точно проснётся. Бывало, идешь по отделениям ночью и так свободно, тишина умиротворяла, настолько, что можно было дежурить сутками. А еще, если кто-то желал «спокойной ночи» перед дежурством, значит, ночь была бешенной.

Утро. Папа решил напомнить, что я всё делаю не так, как им хочется с мамой, не соответствую ожиданиям. Пришлось объяснить ему, что это их собственные ожидания, и я к ним не имею отношения. Как хорошо было на больничном. Я отдыхала и рисовала, медитировала, общалась с приятными мне людьми. Я не принадлежала какой-то системе, я делала, что мне хочется. И снова на эту работу. У меня всегда так было – поначалу эйфория, новые идеи, новые люди, новое место. Так было и в этот раз, меня хватило на пару месяцев, а потом стало как обычно, да еще и раздражение начинало подниматься на то, что пациентов нескончаемый поток, жалуются, недовольны осмотрами, начальство за это стучит по голове, и этот порочный круг день за днём.

В итоге, это каждый раз приводило меня к тому, что я в какой-то момент просто переставала поднимать голову и смотреть в глаза пациентам, начальству. Я просто кивала или отвечала на привычные вопросы, как робот. Потом я переставала поднимать голову на небо, смотреть на природу и чувствовать запах жизни. Мне начинало казаться, что это и есть вся моя жизнь.

Периодически я честно пыталась уйти из медицины. Мне хотелось свободы без рамок, банального самовыражения, какого-то своего свободного пространства вне этой социальной системы. А я снова и снова шла по привычному кругу, меняла декорации, я искала себя там, где меня просто не было. Мне, конечно, приходило в голову, что надо просто выйти за рамки, но я не знала, как.

Мои ощущения всё же периодически приводили мне к тому, что есть нечто большее, чем мозги, есть чувства, и где-то там, в груди, наверное, есть душа. Она же реагировала определенным образом на музыку, рисование и на медитации. Тогда, много лет назад, впервые я прикоснулось к чему-то значимому для меня. Только осознания были еще далеко впереди.

Навязанное и, к сожалению, принятое мною, что стабильная работа — это правильно и так должно быть, приводило меня раньше в уныние. Мне казалось, что работать надо долго и упорно на одном месте. Не особо уделяя внимания, нравится мне или нет.

Сейчас я смотрю на это как на этап. На котором мне нужно принять определенные вещи и достаточно многое осознать, в том числе, через саму работу. Кроме этого, закрыть некие социальные обязательства. Чтобы понять хотя бы это, потребовалось время, около четырех лет.

Когда я снова вернулась в медицину, после очередной попытки ухода, я была настроена достаточно оптимистично. А потом всё пошло по привычному сценарию. Меня снова стали загонять в рамки, и я подчинялась. Стала опять опускать голову и глаза при разговоре с пациентами. Подавление просто ощущалось в воздухе. Долбили жалобами пациенты и наездами начальство. Я не видела выхода. Тотальность убивала. Я хотела что-то менять, но не знала, как и было страшно вообще что-то с этим делать.

А потом внутри вдруг кто-то громко топнул ногой и сказал, что с нас довольно. Произошло какое-то раздвоение. Наверху условно было сознание, которое привыкло подчиняться, а внутри душа, и она совершенно точно хотела свободы от всего этого. Всё, что происходило вокруг на работе, абсолютно не соответствовало моему внутреннему состоянию. Поскольку душе и так уже было плохо и терять было нечего, то я решила, что начну с отказа от всего навязанного и заодно перестану опускать голову. Я тогда договорилась с собой на какой-то самый минимум выполнения и соответствия на работе на определенный срок здесь. Со временем я переучила тело и стала смотреть в глаза им, когда хотела, даже несмотря на то, что мне было страшно. Перестала по максимуму прятаться, защищаться и уходить. Я разрешила себе говорить всё, что считала нужным и выражать всё, что мне не нравилось. Не боясь того, что обо мне подумают. Кстати, как только я поменяла отношение к ситуации, сама ситуация будто в разы стала легче. Да и вокруг всё стало вдруг постепенно меняться. Чем меньше я обращала внимания на что-то, что раньше бесило, тем меньше я это видела вокруг себя.

В итоге, я сознательно немного освободила себя от постоянного контроля извне и внутри в виде сознания, привычек, в том числе, и тела. Это дало понимание, что я, собственно, могу принадлежать работе на кого-то, пока хочу этого, но это не значит, что так будет всегда. Потому что, как только я стала больше делать того, чего хочется сердцу и душе, я поняла, что нашла внутри себя мощного союзника, который не только отвечал на многие мои вопросы, но и предоставил неограниченный ресурс на что угодно. Так настало наконец-то время просто радоваться происходящему вокруг меня.