Когда я любил поезда

Пропикал будильник. Было ещё темно, неохота было вылезать из тёплой кровати и тащиться в холодную ванную. Но, опоздать на работу невозможно. Я машинист, вожу электрички. Представляете, что будет, если я не приеду вовремя? Люди рано утром придут на перрон, в ожидании первой электрички, а она не приедет! И все опоздают на работу. Из-за меня одного. От этой мысли я слетел с постели и побежал одеваться.

Серый рассвет только забрезжил, когда я выгнал состав из депо. Привычный маршрут, рельсы-то, они прямые, с них не свернешь. Знакомые остановки. Серые деревья, серые заспанные лица пассажиров. Зевота неуправляемо периодически открывала мой рот. Вот и ещё одно рабочее утро. Оно такое одинаковое, это утро, что слилось в какую-то серую бесконечную полосу. Как рельсы. А шпалы – это череда дней, таких же одинаковых, как утро. Как-то скучно и от того грустно на душе…

Мишка обожал поезда. Не только игрушечные. Он был в восторге от настоящих, больших, страшно стучащих колесами на стыках рельс, шипящих на остановках, таких сильных и длинных. У него была целая коллекция картинок с разными локомотивами. И он знал про поезда всё-всё-всё, что может знать 6-летний мальчишка, и даже больше!

А сейчас он тащил деда на станцию, посмотреть на электрички. Этим летом Мишкина семья жила на даче. Ну а какая же дача без железной дороги? В ежедневную программу Мишкиных развлечений входило обязательное посещение местной железнодорожной станции. И наблюдение за 5 проходящими поездами. Он готов был и 50 наблюдать. Но терпение деда заканчивалось на 5-ом. Тогда Мишка придумал менять время посещения станции, чтобы увидеть разные поезда. Сегодня это было раннее утро.

Как обычно, они пристроились на обочине, немножко дальше от перрона, в том месте, где электричка отъезжала от станции. Мишке очень нравилось смотреть, как состав набирал скорость и со свистом, гудением и шипением проносился мимо него. Ему нравилась та неповторимая смесь запахов, которыми обдавал его ветерок, вырывающийся из под колёс. И вот она, очередная электричка, готовая своим мощным двигателем разогнать состав и унестись вдаль, к самому горизонту. Туда, где смыкаются вместе рельсы. Мишка замер, настроился на все свои ощущения и…

train2

Пока пассажиры загружались в вагоны, я рассматривал пацана и старика, стоящих недалеко от железнодорожного полотна. — Никак хотят перейти рельсы в неположенном месте? — была моя первая мысль. Но они не двигались с места. Явно кого-то ждали. И тут я понял, что они ждали МЕНЯ! Вернее мой состав. Ну конечно, я сам, будучи ещё мальчишкой, часами торчал на железной дороге, встречал и провожал поезда. Надо бы этому шпингалету подарочек преподнести. Я сдвинул рычаг, состав стал набирать скорость, и как только моя кабина поравнялась с парочкой наблюдателей, я дал 3 пронзительных свистка в честь зрителей. Надо было видеть глаза пацана! То ли от ужаса, то ли от восторга, они стали такими круглыми и огромными, что я просто провалился в этот взгляд. И тут… что-то произошло. Мне показалось, что это я стою около насыпи и смотрю на собственный состав со стороны. Я почувствовал каждую мысль, проносящуюся в эту секунду в голове мальчишки, звон от свистков ещё гудел в моих ушах, в моё лицо пахнуло запахом поезда и… Я вспомнил! Я ВСЁ вспомнил! Я вспомнил, как мальчишкой дни напролёт проводил на железной дороге. Мечтал оказаться в кабине машиниста, прикоснуться к рычагу управления и почувствовать  сотни лошадиных сил под ногами, управляемые одним движением моей руки. Я представлял себе, как мимо будут проноситься бесконечные пейзажи, набегающие мне в лицо и теряющиеся где-то там, позади моего поезда. И как передо мной всегда будет дорога, с которой невозможно свернуть. Да и не хочется никуда сворачивать!

Как же я мог забыть? Когда же и где я потерял ТАКИЕ воспоминания? Сейчас всё именно так, как я себе представлял много-много лет назад! До самой мельчайшей детали. Это же здорово! Ведь МОЯ МЕЧТА сбылась!

Лицо машиниста растянулось в безудержной детской улыбке. Он вдруг проснулся. Совсем проснулся. Куда исчезли серые краски из мира? Перед собой машинист увидел бесконечный горизонт с расцвеченными позолотой утреннего солнца деревьями. Клочки стелящегося тумана заполняли низинки. Даже через лобовое стекло кабины чувствовалась свежесть нового утра. Он открыл форточку, чтобы впустить этот воздух. И впервые почувствовал, что не электричка везёт машиниста, а он, машинист, ведёт электричку…

— Деда, деда, это он мне просвистел, ты понимаешь, МНЕ! – Мишка, захлёбываясь, кричал своему провожатому. — Я точно знаю, что мне. Я видел его глаза!

— Да нужен ты ему, — проворчал дед. — Он тебя, шпингалета, даже не заметил. Это у них так заведено, когда поезд со станции отъезжает, надо посигналить. Ты-то здесь при чём?

Но Мишка не услышал деда. В его маленькой голове было такое нагромождение мыслей, что он только успевал их запоминать. А одна мысль ему особенно понравилась: «Я вырасту и стану таким же, как тот дядя – водителем поезда!»