ФЕННИКС | Погружение в плотности, выход в материю.

Главная / ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ / ЧЕННЕЛИНГИ / ФЕННИКС / ФЕННИКС | Погружение в плотности, выход в материю.

Падая через плотности, ФЕННИКС сворачивал сознание, понимая, что это единственный способ выжить, потому что падение было стремительным. Он чувствовал, как от ударов о плотности от него отлетают куски, но его внимание было направлено на то, чтобы сохранить сознание. Подав сигнал своей половине и почувствовав, как от удара о Землю у него разбиваются пространства, он сконцентрировал энергии как мог, сделал их плотными, чтобы удержать при себе их максимально целыми и сохранить объем. В этот момент он ясно сознавал, что единственный способ сохранить себя — экстренно выйти на воплощение, пролетев транзитом все плотности Земли и приземлиться уже где-то около материи. Процесс анализа ситуации и принятия решения длился доли мгновения и, зафиксировав внимание на ближайшем теле, которое вот-вот готово было родиться, он молнией вошел в канал, выстроенный для воплощения какой-то сущности и, вытолкнул ее из канала, пометил тело и сделал свой первый вдох.

Так началось первое воплощение мужского аспекта ФЕННИКС на этой Земле, так начался долгий путь к возвращению целостности. А что же случилось с той сущностью, чье тело он занял? Это был мужской аспект и к великому везению ФЕННИКС — мужское тело. Этот мужчина даже не понял сначала, что произошло из-за стремительности происходящего. Он в недоумении завис в пространстве между жизнями и пошел искать себе какое-нибудь освободившееся тело. Это событие связало их с ФЕННИКС нитью кармы и чуть позже ФЕННИКС пришлось отдавать ему кармический долг. Но это уже другая история.

А сейчас я хочу описать, какие особенности есть у сущности, так стремительно вышедшей на столь незапланированное воплощение. Во-первых, он не проходил ни через какие воплощенческие советы и прочие инстанции, которые готовят сущностей к выходу на воплощение. Во-вторых, он не имел никакого хоть немного подготовленного сценарного плана. В-третьих, он вошел всей сущностью, без урезания энергий и ограничений (не считая того, что при падении потерял части и частицы себя). После падения он имел при себе около половины энергий, от его изначального объема, в пространствах Земли. Все пространства были повреждены и целостность оставшихся энергий на тот момент сохраняла раскрывшаяся мантия.

Из воспоминаний о тех моментах жизни есть самые яркие — это ощущения тела и адаптация к нему. Он вошел в тело прямо в момент окончания родов, при выходе плода из тела матери, значительно ускорив этот процесс, а стыковка с материей довольно мягко затормозила движение ФЕННИКС через плотности. Последнее, что он явно осознал, было то, что у него все получилось. Потом начался этап адаптации к телу и окружающей среде. Это было очень странно. На этот процесс ушло около двух лет. Все это было похоже на долгое продирание через дебри затуманенного сознания, словно ты движешься в воде с открытыми глазами и никак не можешь настроить фокус. Это ощущение беспомощности тела и мозга и бесчисленные попытки хоть как-то впихнуть свои энергии в маленькое тельце, а также ощутить хоть какую-то ясность проявляющегося сознания через разум.

Энергии было сложно удерживать возле тела, как воздушный шарик сложно удерживать в толще воды. Но ему было необходимо быть максимально там, рядом с телом, потому что он помнил об опасности и знал, что те, кто хотели его уничтожить непременно будут его искать, а он был еще слаб после падения и нуждался в восстановлении и отдыхе. Пока росло его тело и энергии адаптировались к материальному плану, он, закутавшись в мантию, восстанавливал целостность пространств и синхронизировал свои энергии. Также он посылал импульсные сигналы ФЕНИКС, чтобы она знала, что он жив. Она могла принять эти сигналы, но считать его местоположение в такой импульсной передаче любви было сложно. Ну, так и его местоположение невозможно было никому отследить.

Тело росло и к двум годам он полностью адаптировался к нему. И дальше наступает интересный момент: поскольку он не выходил на воплощение ни через одну инстанцию, то никто не закрывал ему память! Он обладал всей памятью и опытом всей своей сущности! Но была одна явная проблема: как эту память привести в активное состояние и провести все эти сигналы в физический мозг? Все открыто, а принять-то нечем! Приемник несовершенный. Еще два года ушло на выстраивание образной системы, через настройку мозга посредством внимания на волну энергий души и принятие информации, которая находилась в памяти. Это сложная работа, для сущности, никогда не имевшей тела, перевести все энергетические ощущения и информацию в образы, а также научиться удерживать внимание на них. Мы обращаемся к нашей образной системе каждый раз, даже не задумываясь, как дышим, и не понимаем порой, что это всего лишь призма, преломляющая свет души и делающая его осязаемым нами, нашим разумом.

У ФЕННИКС было время и возможность проделать все это. Он был первым ребенком в той семье. Это было какое-то селение среди песков и камней, довольно большое селение по тем меркам, и принадлежало оно одному родовому эгрегору. Жизнь была трудной, но люди не жили на грани выживания. Отец постоянно где-то отсутствовал, как и большинство других мужчин, а в селении находились в основном женщины, которые были постоянно заняты работой, и маленькие дети были предоставлены сами себе. Никто не учил его как жить, никто ничего не объяснял в таком возрасте. Он был спокойным ребенком, не причиняя никакого беспокойства молодой матери и имел предостаточно времени, чтобы настроить свое тело на свои энергии.

К пяти годам он уже знал, кто он. Он помнил свое падение, помнил миры, которые видел, помнил строительство Храма, помнил, что находится в опасности. Он также помнил, что у него есть женщина, он помнил свою половину, помнил о расставании и знал, что она ищет его. К пяти годам он осознанно любил. Любил всем сердцем, каждой частицей своей энергии и каждой клеточкой своего, пока еще такого маленького, тела. Ночами он смотрел на звезды, на далекий небосвод и думал о том, что будет так непросто вернуться туда. Он звал свою половину, а потом затихал и слушал ответ. Это была его тайна, его тайная любовь, которую он хранил глубоко в своем сердце.

Он наблюдал за людьми и для него было очевидно то, что было скрыто от них самих. Он видел, как люди запутываются и лгут, как они гоняются за призрачными тенями иллюзий и спотыкаются о разбившиеся ожидания. Он видел причины и следствия, накрывающие их жизни пеленой, он видел их страдания, даже на улыбающихся лицах. Он не чувствовал их боли, но он знал, что она есть. Он укреплял свои границы пространств, чтобы не быть захваченным болью и страданием, как дымка, распространяющимся вокруг. Он знал, что если впустить боль внутрь, то она начнет разъедать изнутри и он видел множество примеров этого.

Особенно старшие люди и старики были пропитаны болью, а молодые были пропитаны страхом. У молодых был страх какого-то божества, какого-то сильного нечто, что могло что-то сделать с ними, и они с жаром проводили непонятные ему ритуалы. Он действительно пытался понять, чего же они все так боятся, но не видел ни одной причины, действительной причины их страха. Все они боялись одного человека, за которым стояло это нечто, непонятное никому. ФЕННИКС приходил и тихо наблюдал за этим человеком, который всегда оставался в селении, даже когда другие мужчины уходили. Он видел, как он управляет людьми через этот страх. Он видел, что этот человек обладает мудростью, но его явная корысть была неприкрыта и совершенно очевидна для ФЕННИКС.

Более же всего его радовали и удивляли дети. Он видел их непосредственные проявления, их открытость и очень удивлялся этому, сожалел и завидовал. Он понимал, что не может позволить себе быть настолько же беспечным и отстраненным от тела. Он видел, как они играют энергиями, как общаются душами и получал удовольствие от этого. Это слегка напоминало ему его мир, его далекий дом. Он разговаривал с детьми, и они понимали его. Он в тайне завидовал им, завидовал их способности отпустить тело, быть вне его. Он видел порой, как к ним спускались сущности с других планов и любили их, приносили им энергетические подарки и играли с ними. В эти моменты он чувствовал себя очень одиноким на этой планете, затерявшейся в глубинах огромного Мироздания. В эти моменты он вспоминал свою половину и то время, когда они были одним, когда он были едины. Он хорошо это помнил. Он очень тосковал. Он рассказывал детям о любви, о далеких мирах, о тех существах, что их населяют. Дети были благодарными слушателями.

Он рос, пропитывался житейской мудростью, легко различая причины и следствия происходящих событий в жизнях людей, и они стали тайком приходить к нему за советом. Они приходили и спрашивали у него очевидные вещи, а ему было интересно помогать им, потому что тогда их энергии становились светлее и на лицах появлялись улыбки. Но никто из них не слушал его рассказы, им было это не интересно. Они приходили за насущным, чтобы убрать то, что болит, остальное находилось за границами их желаний. Только мама слушала его. Это была худенькая темноволосая девушка со слегка раскосыми глазами, и внешностью она немного отличалась от остальных. Она была очень молода по сравнению с его всегда уставшим отцом. У них не было больше детей, и она была свободна вечерами, когда наступала темнота. Они часто сидели, смотрели на небо и ФЕННИКС рассказывал ей то, что знал. Она всегда слушала его, сначала просто слушала фантазии любимого сына, а позже, как заинтересованный путешественник, который открывал для себя новый, совершенно невероятный и странный мир.

Через эти отношения он почувствовал земную любовь, которая отличалась от того, что он знал до этого. Он чувствовал, что она любит его даже несмотря на то, что в глубине души совершенно не понимает. Она одна не считала его странным. Может быть потому, что это был первый и желанный ее ребенок. Так между ними выстраивалась связь, некая ниточка, которая тянулась от сердца к сердцу. Это чувство любви приблизило к нему совершенно неизвестную до этого женщину с другими энергиями и другим опытом. Она стала близка ему только после пяти лет, когда он стал уверенно чувствовать свои энергии в теле, а к десяти годам они стали неким тандемом и он помогал ей, как мог, чтобы облегчить ее труд и защитить ее тонкие и звенящие энергии, вместо постоянно отсутствующего отца. Он старался обеспечить ей защиту и комфорт, а она платила ему своим благодарным вниманием и нежной заботой.

Закончилось все это внезапно… Однажды, посреди белого дня, когда они расположились для краткого отдыха и трапезы, все увидели небольшую группу людей, стремительно идущих по улице. Мама выбежала посмотреть, что случилось, а ФЕННИКС сидел на камне и играл с песчинками, пересыпая их из руки в руку и наблюдая золотой дождь струящегося песка. Даже не глядя на тех, кто идет, он знал, кто это и зачем они здесь. Он послал большой желтый светящийся шар любви маме, поднял глаза и увидел перед собой того человека, которого боялись все в их селении. В следующее мгновение удар топором по голове убил его тело.

Начался новый этап. Это был выход из воплощения. После удара, словно мощная волна вытолкнула его из тела, мантия развернулась и накрыла окружающее пространство. Все пришедшие встали, как вкопанные и не могли приблизиться к истекающему кровью телу мальчика. ФЕННИКС же в это время быстро развязывал связи с телом, высвобождая свои энергии из него. Этот процесс был намного более легким, чем процесс входа, и он сделал это быстро, буквально за несколько земных минут. Только мама смогла войти в поле материи, накрытой его мантией, она прибежала и сразу потеряла сознание. Закончив выход из тела, он увидел ее стоящую рядом с удивлением наблюдающую за тем, что он делает. Он оставил тело и уже не выглядел мальчиком. Пред ней стоял взрослый мужчина. ФЕННИКС увидел страх в ее глазах и стремительно темнеющее от боли сердце. Он обнял ее своими энергиями и, залечив сердце, вложил информационный пакет о ней и ее доме, который смог собрать, пока жил в ее доме. Он снял подвеску, что висела у него на груди, одно из своих украшений, и повесил ей на шею. Потом прижал ее к себе, сказал: «Прощай!» и ушел, растворившись в пространстве. Если бы он знал тогда, какую злую шутку сыграет с ним эта оставленная подвеска… Но это опять уже другая история.

Находясь на тонком плане Земли, на самом первом уровне, наиболее близком к материи, он не спешил подниматься выше. Он прекрасно изучил строение этих уровней, когда провожал сущности на воплощение и обратно, отрабатывая карму на тонких планах. Эти знания сейчас очень пригодились ему. Он знал, насколько надо быть внимательным и где. Также он прекрасно понимал, что если он поднимется классическим способом, тем, что поднимаются большинство душ при выходе из воплощения, то сработают все маяки на всех планах, и проходя каждый план, о нем будет известно на следующем. Он был уверен, что его будут ждать, а он был еще не готов встретится с теми, кто пытался его уничтожить.

У него было пока недостаточно понимания, кто это, и он собирался выяснить этот факт, как можно скорее. Также он собирался восстановить свою целостность и собрать разлетевшиеся куски энергии, заключенные в его оторвавшиеся пространства. На это нужно было время, и он медленно дрейфовал по горизонтали между планами, ища дыры и лазейки между планами, а также, иногда проходя через границы планов, тенью сразу вслед за какой-нибудь вышедшей из воплощения сущностью. Благо, что энергии и сил на это у него было достаточно. Так он преодолел все планы с установленными маяками и добрался до самого «верха».

Проделав путь «наверх», он позвал свою половину. Пространство этих планов ответило тишиной, и он снова пошел «вниз». Он двигался и сканировал пространства, ища свою ФЕННИКС. Он нашел ее не сразу… К его ужасу она была уже на воплощении и искала его там, «внизу». Он кружил над ней, не имея возможности спуститься к ней и также, не имея возможности подняться выше незамеченным. Он напряженно искал решение. Он понимал, что такой дрейф между планами забирает у него силы и выход был очевиден, что нужно выходить «вверх», туда, где он был до падения. Но он понимал, что не может проявить себя там, как прежде, а на восстановление потребуется время, чтобы восстановить свою силу и целостность. Он знал, что они, теперь находясь порознь, стали уязвимы для боли, он стал уязвим. Он понимал, что те, кто хотели его уничтожить легко доберутся до его ФЕНИКС, чтобы через их связь найти его, а он был не уверен, что справится с ними. Ему надо было восстановиться, чтобы выжить, забрать свою ФЕНИКС и вернуться домой.

Он спустился ниже, настолько близко, насколько мог и запел их песню, песню любви, их мелодию сути. Она услышала его и повернулась, он вложил в свой огонь любви пакет информации и послал ей импульс в сердце, он дал ей информацию о том, что он исчезнет на время и сразу оборвал связь…

Закрыв свое сердце, он поднимался все выше и выше, через тайные ходы и случайные лазейки. Подойдя к границе, он перестроил свои энергии на границе личных пространств и изменил имя. ФЕННИКС исчез. Так началась долгая и мучительная разлука…

P.S.

Я написала эту историю, чтобы обратить внимание на несколько моментов:

Первое и самое важное, и это явно засвидетельствовано в нашей памяти, что без участия воплощенческих советов, хранителей кармы и прочих всяких понятных и непонятных инстанций, наблюдающих и курирующих выход сущностей на воплощение ПАМЯТЬ СУЩНОСТИ ОСТАЕТСЯ ОТКРЫТОЙ. Для меня сейчас совершенно очевиден тот факт, что все наше «беспамятство» — это результат многих выходов на воплощение через все эти структуры. Я имею ввиду сейчас сущностей с неповрежденной структурой памяти и опыта при входе на Землю.

Второе — это опыт синхронизации с телом, с материей. Это нам всем следует иметь ввиду, соприкасаясь с детьми. Просто помните: ОНИ ДРУГИЕ и им сложнее с телом, они его еще плохо чувствуют, но зато хорошо чувствуют свою душу. Будьте внимательны к ним, помогите им адаптироваться в материи и позвольте стать тем, кто они есть. Да и сами позвольте себе быть…

С ЛЮБОВЬЮ, ФЕННИКС.

Хочется с кем-то обсудить статью? Приходите на наш Форум:
Личные консультации ФЕННИКС:
ФЕННИКС | опыт других миров: