Автор — КУОРЕЛЛА

Давным-давно, там, за облаками, где нет звука, просто тишина, где существа общались разноцветными лучиками из Сердца, сидели мальчик и девочка у спокойного озера. Мальчик был выше девочки, у него были очень красивые и большие глаза, золотые глаза, прозрачная кожа, длинные золотые, ровные волосы, и он был бос и одет в золотой халат. Девочка была очень похожа на мальчика, только с волнистыми волосами, и она также была босая и одета в золотой халат. О них можно было сказать, что они Одно целое – да, так и было. У них была своя планета! Золотая, из одного мёда, и построили они её лучиками своих сладких сердец.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Он знал, когда она просыпалась, и он был первым, кого она видела утром, это он закручивал её волосы во сне, иногда даже перекручивал, и она ходила с весьма забавными причёсками; из-за этого она на него весь день сердилась. Он знал каждый её шаг, наблюдал за ней, и всё равно она всегда его как-то удивляла – это было её предназначение.

И это был один из тех дней, когда она его удивила, как раз, когда он, знав, что она у озера, подошёл к ней. Она его глаза рассмотрела и, ложась на хлебный матрас, который плавал в озере (у них были иновации, они постоянно что-то придумывали), с хитрой улыбкой сказала ему:

— Хм, а спорим ты меня не узнал бы на другой планете?

— Как же это, как же я бы тебя не узнал?

— Ну не знаю, представь: ты бы забыл обо мне, тебе бы сказали, что это я, а это не я…

— Ну я же чувствую, что это ты…

— А представь, ты бы разучился…

— Золотая моя (так он её называл), и что это за планета такая, где забывается — кто ты?

— Ну, я не знаю, мы же отсюда никуда не путешествовали…Может пора?

И тут из центра реки поднялось огромное существо, их родитель, так сказать, и заявил:

— А эта планета есть – называется Земля, как-то так…Она очень голубая, кругловатая, вы увидите.

— Может, попробуем? — спросила девочка.

— Ты правда этого хочешь? — спросил мальчик. Он очень бережно к ней относился и не хотел её потерять.

Она кивнула головой и посмотрела на него, они закрыли глаза и проснулись в каких-то странных телах.

Проснувшись в разных странах, открыв глаза и заплакав в первый раз, они плакали, потому что не были вместе, не знали — где каждый из них, а сердце кричало: «Я тебя найду».

Тела имели странный вкус, вес, цвет, их окружали постоянно какие-то звуки, огромные существа с разноцветными глазами и им уделяли очень много внимания; на них надевали наряды, их постоянно трогали, и они никак не могли понять, где они, они не помнили и, самое ужасное, они росли, не помня, хоть и чувствовали окружающих, но читать их лучики из сердца никто не мог. Их это огорчало, и они росли, понемножку, учась человеческому языку и мыслям, они этим жили, и сердце их понемножку закрывалось. Единственное, что держало их сердца хоть чуточку открытыми – Надежда снова быть вместе. И однажды это всё-таки случилось – их пути пересеклись, и всё человеческое стало неважным. Он дышал ароматом её волос, она вкусом его объятий, и смотрели они друг на друга в этих телах очень странно, непривычно, но всё равно, любовались. Она его голосом, он её улыбкой, а их сердца… имели много пыли, и тогда она на него посмотрела и сказала: «Вот мы поспорили и вот что получилось, посмотри, что с твоим сердцем, как тряпка…И всё из-за меня». А он, улыбнувшись, посмотрел ей в глаза, приподняв её подбородок, сказал, от Сердца к Сердцу, без слов, лучиками: «Всё это не важно. Что было — не важно. Важно, что я нашёл тебя, как и обещал».

Он встал на колени и обнял её, потому что даже тут он был выше, и не важно в каком теле, она была его девочкой, а он её мальчиком, и они были одним, готовы на всё ради друг друга. И сердца очистились, стали расцветать, вся пыль и шелуха упали, и они стали от такой лёгкости опять как дети, вечные дети, заново рыдать.

А их родитель, обитатель золотой реки, при их встрече расплакался от радости, что не важно куда путешествуют его дети, они всегда друг друга найдут, они всегда будут Одним, всегда вместе.

 

Читайте вашим детям сказки! Мы делимся ими не только для взрослых. 

Поддерживайте чистоту детской души памятью о тонких планах, откуда она пришла.