Дерек | Часть 8. Сказка Дерека.

Автор — ФЕННИКС

В течении следующих пары дней состояние Дерека ухудшалось. Жар подтачивал его, но из-за постоянного румянца на щеках он выглядел даже лучше. Румянец создавал ореол страсти на его заострившемся лице, а темные глаза сверкали влажным блеском, еще больше отражая глубину бесконечного космоса. Он усердно заканчивал портрет Мерилин, стараясь передать ее естество, снова и снова поправляя его. Кристофер же не оставлял его ни на минуту, стараясь безуспешно побороть жар. Он несколько раз вызывал местного семейного доктора и тот выписал Дереку снотворное, которое вместе с другими лекарствами должно было уменьшить жар, но Дерек отказывался его принимать, говоря, что не хочет проводить свои дни в лекарственном забытьи. Он был непреклонен, и Крис отчаялся уговорить его.

Кристофер перестал бояться смерти, перестал переживать, видимо потому, что человеческая психика имеет свои пределы. Он был рядом с Дереком его тенью, его руками и ногами, его помощником, его няней и его сердцем. Страх ушел, и в глазах Криса появилась глубокая, бесконечная, всепоглощающая грусть. Его глаза стали как будто темнее, и морщинка пролегла между бровей. Крис чувствовал надвигающееся одиночество, но гнал эти мысли прочь, стараясь сберечь чувства Дерека, который и так переживал за его будущее. Кристофер же, как мог, пытался ловить внутреннее спокойствие, которое имел Дерек, и сам успокаивался с ним, проводя часы рядом, сидя в кресле.

— Крис… — Дерек шепотом будил задремавшего Криса – Крис… Проснись, пожалуйста.

— Я здесь – Ответил Кристофер и открыл глаза – Я не сплю.

— Кристофер, я не могу, закончить это… пожалуйста, помоги мне.

— Хорошо, конечно. Что я должен сделать? – Кристофер подошел, присел на подлокотник кресла и поцеловал Дерека в макушку.

— Закончить портрет – Дерек поднял на него глаза, блестящие жаркой влагой. – Ты лучший художник, чем я, твоя техника безупречна. А я устал, я не могу закончить и не вижу, как должен выглядеть конечный результат, силы покидают меня. Закончи ты. Я просто посмотрю.

— Хорошо, я закончу. – Крис задумался — Давай сделаем так: ты примешь лекарства, что выписал доктор и поспишь хотя бы немного, а я закончу портрет. Пожалуйста, не упрямься, я дам тебе легкую дозировку, ты поспишь всего несколько часов. Тебе надо немного отдохнуть и жар, возможно, правда спадет.

— Возможно? Вот видишь, ты не уверен, а я хочу посмотреть, как портрет Мерилин преобразится в твоих руках.

— Дерек – Настойчиво продолжил Крис — Ты все равно увидишь результат, но эти бессонные ночи только еще больше подтачивают тебя. Пожалуйста, поспи.

— Ну, ладно, я согласен. – С неохотой пробурчал Дерек — Только обещай мне, если я начну бредить, то сразу же разбудишь меня.

— Если ты не поспишь, то точно начнешь бредить. Два дня и две ночи, и это те, о которых я знаю, у тебя не спадает сильный жар. Сколько выдержит еще твой мозг? Поспишь, и тебе станет легче, вот увидишь. – Крис присел на корточки рядом и взял его за руки, потом пристально посмотрел в глаза – Ты боишься? – Он продолжал пристально смотреть Дереку в глаза, стараясь поймать его эмоцию  – Ты боишься уснуть? Ты боишься, что опять повторится тот кошмар? Да?

— Да – После паузы ответил Дерек, отвёл глаза и посмотрел в пол. — Я боюсь опять потерять тебя, как было в том бреду. Я боюсь, что вернется то нечто и задушит меня. Я боюсь умереть во сне. Я хочу умереть в сознании, держа тебя за руку, я хочу попрощаться с тобой. Я хочу, чтобы ты был рядом. С тобой я спокоен.

— Ничего не случится. Я тебе обещаю, просто поверь мне. Ты поспишь, отдохнешь, силы вернутся. – Кристофер сжал его руки – Я тут, я буду рядом. Если что, то я разбужу тебя.  – Голос Кристофера звучал уверенно, не предполагая ни тени сомнения.

— Я тебе верю. Хорошо. Давай лекарства.

Кристофер быстро поднялся, принес порошки и микстуры. Дерек морщась принял все. Кристофер расстелил кровать, помог Дереку дойти и лечь. Сам устроился рядом, обняв его и, борясь со сном, стал напевать песню. Он помнил эту колыбельную с детства, ему пела ее няня, и сейчас он пел ее, удивляясь красоте и гармонии той мелодии.

— Я не знал, что ты так красиво можешь петь – Прошептал Дерек.

— Это только для тебя – Крис поцеловал его в горячий лоб – Люблю тебя. Спи.

Через минуту дыхание Дерека стало ровным, пульс тоже выровнялся и он провалился в исцеляющий сон. Кристофер поднялся, подошел, взял этюдник и прикрепил портрет к стоящему в комнате мольберту. Поставил его так, чтобы рисуя, он мог легко перевести взгляд и увидеть спящего Дерека. Портрет действительно был почти закончен, почти все детали были выполнены, но ему не хватало жизни, ему не хватало света, который излучала Мерилин. Крис решил добавить светлых тонов и света вокруг. Он тут же принялся за дело, убегая от настигающего его сна. Последние ночи были практически бессонными: Дерек не спал и Кристофер не спал вместе с ним. Это время было наполнено ими, их любовью и их чувствами. Они разговаривали, потом просто сидели в тишине, потом опять разговаривали. Дерек словно пытался наверстать уходящее время, он хотел поймать каждое мгновение вместе, поэтому, если и засыпал ненадолго, то просыпался постоянно и искал Криса в кровати, обнимая его и рассказывая что-то. Крис и сам боролся со сном, боясь упустить время, такое дорогое для них.

Примерно через час он закончил портрет. Мерилин была прекрасна в свете заходящего солнца. Лучи падали на ее одежду и создавали ореол света вокруг. Он сделал более светлыми глаза и губы, это придало воздушность ее образу, а в золотых локонах отражались лучи заходящего солнца. Он был совершенно доволен результатом и тяжело опустился в кресло, стоявшее поодаль, борясь с накатывающими волнами дремы. Посмотрел на спящего Дерека: тот спал глубоко, его лицо было расслабленным и, как прежде, немного детским. Крис подошел и улегся радом, взял руку Дерека, поцеловал ладошку и, положив ее под щеку, закрыл глаза. Ощутив жар руки, он начал проваливаться в накатывающую волнами неги дрему и, наконец, перестав сопротивляться, мгновенно заснул.

 Дерек проснулся первым и сел на кровати. Крис, почувствовав его движение, проснулся и тоже сел рядом.

— Как ты себя чувствуешь? – Спросил Крис, обнимая Дерека, прислоняясь щекой к щеке и пытаясь понять, спал жар или нет.

— Прекрасно – Дерек поцеловал Криса в нос, потом в щеки, брови и губы. – Я прекрасно себя чувствую – Он повалил Криса на кровать – Все сработало.

— Дай посмотрю – Кристофер прислонился губами ко лбу и замер – Жар есть, но он, определенно, меньше. Что тебе снилось?

— Ничего. Представь, совсем ничего. Я рад. Я и правда, отдохнул. Спасибо тебе – Он поцеловал Криса снова. Потом посмотрел на него, улыбнулся загадочной улыбкой и в глазах засверкали озорные огоньки – Я хочу спуститься сегодня на ужин. У меня есть силы.

— Будет все, как ты хочешь – Крис тоже поцеловал Дерека и поднялся. – Пойду, скажу, что мы будем сегодня на ужине – И быстро сбежал по лестнице.

Дерек лежал на кровати и радовался своему самочувствию. Словно второе дыхание открылось у него, и он чувствовал какое-то воодушевление, радость и мир. «А может быть не все так плохо?» — Подумал он, «Может быть, я и правда выздоравливаю?». Он откинулся на подушки и лежал с радостной улыбкой, уставившись в потолок.

Вечер прошел прекрасно, Кристофер и Вильям отнесли Дерека вниз. Весь дом оживился, слуги забегали, домашние улыбались, словно тяжелый груз свалился с этой семьи. Опять улыбки засияли на лицах, Дерек, как обычно шутил и веселил всех своими рассказами, домашние смеялись, а бабушка украдкой вытирала слезы. Дерек, несомненно, был ее любимым внуком. Она много заботилась о нем в детстве, пока его мама была занята маленьким Вильямом, и они очень сблизились тогда. Теперь же она очень переживала о его болезни и сама почти слегла, но улучшение самочувствия Дерека придало ей сил, и она от души хохотала вместе со всеми. Кристофер был просто счастлив и удивлялся тому, что снотворное дало такой результат. Он даже смог расслабиться и насладится этим временем, проведенным в кругу его новой семьи. Дерека усадили на диване, и они сидели с Крисом, обнявшись, а Вильям играл на рояле и краски волшебных мелодий снова наполняли этот дом. Это был волшебный вечер, но он уступил место ночи, потому что все заканчивается когда-то.

Вильям и Крис подняли Дерека наверх. Он выглядел уставшим, но совершенно счастливым. Жар опять усилился и Кристофер просил Дерека принять снотворное еще раз, но Дерек отказывался, говоря, что эту волшебную ночь он будет рядом с Крисом и спать просто кощунственно после такого вечера.

— Милый Кристофер, ты чувствуешь течение жизни? – Вдохновенно говорил Дерек – Ты чувствуешь, как все вокруг изменилось, как все вокруг стало другим. Я знаю, теперь все будет по-другому, все будет иначе, слышишь? – Он смотрел на Криса своими широко открытыми карими глазами, и в них отражалась глубина мироздания.

— Я не знаю, чувствую ли я, возможно да. Я счастлив, тебе лучше и я счастлив.

— Нельзя упустить такую ночь, нельзя. Эта ночь наша, полностью наша и ты мой.

— Я и так твой: и ночью и днем. Выпей лекарства.

— Вот, Крис, ну зачем ты так?! Я тебе о любви, а ты о лекарствах.

— Это другая сторона жизни – Крис улыбнулся – Всегда есть две стороны: от вина веселье и похмелье, от секса удовольствие и пресыщение, от еды желание и отвращение. Так и тут: лекарства необходимы.

— Вот в этом весь ты – Улыбнулся Дерек – Всегда можешь все объяснить, даже то, что объяснять не нужно.

— Да, я такой – Крис встал с кровати и пошел к полкам с лекарствами – Прежде чем целовать тебя, напою сначала порошками и микстурами.

— Снотворное я не буду пить. Даже не проси. Я не хочу проспать в лекарственном забытьи эту ночь. Я устал, но я так рад, я полон жизни. Я хочу провести с тобой эту ночь. Не во сне. Я хочу чувствовать тебя, ощущать тебя каждой клеточкой моего тела, я хочу говорить с тобой, я хочу быть с тобой, как будто не было ничего, как будто я не болел.

— Ладно, ты меня почти уговорил. – Крис вернулся и поцеловал его – Но все остальное ты выпьешь – Он опять направился к полкам, размешал порошки и принес Дереку.

Дерек послушно выпил, чертыхаясь от ужасного вкуса всего этого, и улегся в постель. Крис сидел на кровати и держал его за руку. Он смотрел на осунувшееся лицо Дерека, смотрел в его горящие глаза, в темноте и влаге которых отражались его собственные чувства. Он любил его. Любил беззаветно, всем сердцем, каждой клеточкой своего тела, каждым вдохом и выдохом, каждым движением мысли и вообще всем своим существом. Он каждый раз задавал себе вопрос, в чем же он так угодил Богу или другим высшим силам, что ему удалось испытать такую любовь. В чем же они такие особенные с Дереком, что нашли друг друга и испытали всю гамму чувств, которые тут называют любовью. Он все еще удивлялся, что его любовь взаимна, и каждый раз его сердце замирало, когда он понимал, что Дерек чувствует то же самое. Вот и сейчас он сидел, держал Дерека за руку, и сердце его наполнялось счастьем, он был счастлив тому, что он может разделить это с ним, с тем, кого любил больше жизни.

— Иди ко мне – Шепотом произнес Дерек и потянул его за руку  – Иди ко мне.

Это была долгая ночь и они, погрузившись в любовь, не заметили, как заснули.

Дерек проснулся внезапно. Жар пульсировал в голове, грудь сдавило, и он с трудом мог сделать вдох. Шторы были широко открыты, и он посмотрел в темное небо. Ночь была лунная, и луна опять заглядывала в окно, наполняя волшебным светом все вокруг. От нее словно откусили кусочек, и диск уже не был настолько полным. Он попытался расправить грудь и сделать вдох. В груди тонким потоком разлилась боль. Вдох был слабый, он не насыщал воздухом, в голове стучал пульс. Дерек сел. Это получилось с трудом. В голове все закружилось, но дышать стало немного легче. Он опять сделал вдох. Боль растекалась в груди, воздуха не хватало. Он чувствовал спертый воздух комнаты, и тошнота подступила к горлу. Во рту пересохло. Он облизал губы и снова лег. Посмотрел на Криса, безмятежно спавшего рядом, повернулся к нему и поцеловал его полуоткрытые губы. Крис открыл глаза.

— Что случилось? – Он быстро потрогал лоб Дерека. Лоб был огненным. – Ты горишь – Прошептал Крис.

— Да, я знаю. Нужно открыть окно, меня тошнит от этого воздуха, я не могу им дышать.

— Тебе плохо?  — Крис сгреб подушки и посадил Дерека среди них.

— Открой окно – прошептал Дерек.

— Там слишком холодно

— Крис… прошу тебя

Кристофер вскочил с кровати, притащил еще одно одеяло из соседней комнаты, укрыл Дерека и открыл окно. Холодный воздух ворвался в комнату, наполняя ее зимней свежестью и разливаясь холодными волнами вокруг. Крис сел на кровати и прислонился губами ко лбу Дерека, потом потрогал щеки и кисти рук. Дерек горел.

— Тебе плохо? Скажи мне, как ты себя чувствуешь? – Взволнованно шептал Кристофер – Скажи.

— Дерьмово. Прости. – Дерек сжал его руку – Прости. Оденься, ты замерзнешь совсем. Мне легче, когда открыто окно. – Он высвободил руки из-под одеяла.

Крис быстро подошел к одежде, висящей на кресле, и стал одеваться. Руки дрожали то ли от подступающего волнения, то ли от врывавшегося холодного ветра. Он оделся, еще накинул халат Дерека, направился к полкам с лекарствами и застучал баночками, выбирая что-то.

— Это не поможет – Тихо прошептал Дерек.

— Что? – Спросил Крис — Что ты сказал? – Повторил он громче. – Я не услышал, что ты сказал. – Он взял порошки и микстуры и подошел к кровати – Я не услышал.

— Ничего, я так, просто. Давай, что надо выпить, я выпью, но снотворное пить не буду. Даже не проси.

— Хорошо. – Крис протянул ему стакан  – Выпей это.

Дерек выпил и откинулся на подушки. Потом высвободил ноги из-под одеял.

— Я не хочу укрываться, мне так легче, а то очень жарко.

— Я схожу, намочу полотенца.

— Не надо, мне легче с открытым окном. Полотенца не нужны, я не хочу. – Дерек посмотрел на Криса и слабо улыбнулся – У меня есть продолжение сказки – Он улыбнулся еще раз – Иди ко мне, приляг со мной, я расскажу тебе.

— Какой сказки? – Крис посмотрел на него с недоумением.

— Ну, той сказки, про сказочного принца, про волшебную страну. Помнишь?

— Помню. Там хороший конец? – Крис поцеловал Дерека в лоб.

— Ну иди сюда, ложись — Он опять слабо улыбнулся – Вернее садись… И узнаешь.

Крис вздохнул и взобрался на кровать, укрылся одеялом и обнял Дерека.

— Волшебные пепелинки закружились от последнего вздоха сказочного принца – Шепотом начал Дерек – Пепелинки исчезли, но сказочный принц не умер, он просто уснул, уснул сном пораженного в самое сердце. Никто больше не увидит его белоснежно-жемчужной улыбки, не услышит, как ветры повинуются движениям его волшебных чарующих рук. Страна его грез исчезала вместе с ним, волшебство таяло, оставляя горькое послевкусие… — Он сделал небольшую паузу, а потом продолжил — В далекой стране белых пушистых облаков жила сказочная принцесса. Прозрачная белая принцесса жила в мире своих сладких грез. Ветры ткали ей одежду из радуги и звезды сияли в ее волосах, волшебные руки строили воздушные замки сладких мечтаний, а ноги были обуты в крылатые сандалии, украшенные облачным кружевом и небесным жемчугом. Ее воздушные замки были прекрасны, ее мечты были совершенны, а мысли чисты, как кристальные воды горных рек. Она жила одна в своей волшебной стране облачных грез. Сказочная принцесса была слишком занята, чтобы чувствовать одиночество, она строила воздушные замки, как невесомые радужные облака. Эти замки не жили долго, они исчезали и рождались вновь в ее нежных и волшебных руках.

Но вот однажды в ее сказочной стране облачных грёз закружились волшебные пепелинки. Они принесли ей последний вздох, как поцелуй, сказочного принца. Они принесли ей чарующий аромат волшебных грез далекого принца, они рассказали ей о диком вероломстве, разрушившем ту волшебную сказочную страну. Они напомнили ей то, что было так глубоко в ее сердце. Волшебные облачные замки принцессы исчезли, и жемчужные слезы долго еще катились из ее прекрасных глаз. Ветры стихли, ожидая повеления их госпожи, облака превратились в дымку, рисуя призрачные узоры ее мыслей.

Сказочная белая принцесса поместила волшебную пепелинку в своё сердце и попросила ее указать путь в страну исчезающих грез, чтобы найти и разбудить прекрасного принца. Она искала его вверху и внизу, в свете и тьме, путь ее проходил через штормы, минуя молнии и огненный гром. Она нарушала законы природы, проходя через всю глубину далекого космоса и не исчезла, не умерла. Волшебная пепелинка привела ее прямо к сердцу сказочного принца, в его страну исчезающих грез, где моря высохли, не оставив следа соли, исчезли феи и драконы, стихли дикие ветры и померк свет дня. Сказочный принц лежал на каменном холодном полу, погрузившись в ледяную грусть, его тоска превращала его в камень, и только сердце все еще светилось прежним волшебным светом мечты. Он медленно умирал в одиноком сне, когда его лба коснулся легкий волшебный поцелуй. Тогда его большое и нежное сердце вспыхнуло огнем, и он открыл глаза. Он вспомнил ту волшебную белую принцессу из его совершенных грез, он вспомнил ее с этими звездами в волосах и вспомнил те ее крылатые сандалии. Он вспомнил то, что так давно видел в своих снах. Волшебные огненные крылья распахнулись у него за спиной, он подхватил свою белую принцессу и они закружились в сказочном танце любви, известном лишь им одним, напевая их волшебную мелодию. Они кружились, наслаждаясь вечностью вместе, вечностью их любви. Он хотел отнести ее далеко-далеко в свою страну волшебных сказочных грез, но та сказочная далекая страна исчезла, и воздушные замки белой принцессы растворились также. Тогда они вместе посмотрели на Землю, на место наполненное красками, запахами и звуками. Они хотели принести туда любовь, свою бесконечную, вечную любовь, рождающую из себя все. Они переглянулись и стремительно направились вниз, преодолевая пространство и время, окунаясь в прохладу Земли.

«Где ты, любовь моя?» — прокричал едва родившийся младенец. «Я слышу тебя, я люблю тебя» кричал изо всех сил другой. Король диких ветров пришел на землю найти свою белую королеву облаков. Любовь не рождается на земле, она приходит из мира волшебных  сказочных грез, чтобы освещать нам путь, а потом уходит в далекие миры вместе с душами, которые не умирают. Потому что любовь не может умереть, она всегда просто есть. Все пройдет, но она останется вечно, потому что любовь есть начало и конец всего.

Дерек замолчал. Тихая тишина звенела в комнате, оконная рама поскрипывала в такт с порывами ветра, сквозняк слегка постанывал под дверью, лунный свет стелился по лежащему на полу ковру, забегал на кровать и легкими блестками отражался в волосах Дерека. Огромная луна светила белым холодным светом, словно пытаясь усмирить его жар.

— Крис, зачем мы пришли сюда? – Шептал Дерек – Как мы оказались здесь? Мы намного больше, чем эти немощные тела. Это тело не может выразить всей моей любви к тебе. Что бы я ни делал и ни говорил, невозможно выразить то, что я чувствую. Невозможно выразить любовь. Вот ты обнимаешь меня, любовь ли это? Все говорят «да», а я скажу «нет». Любовь моя намного больше, чем эти объятия, больше чем все здесь. Скажи мне, ты чувствуешь то же?

— Моя любовь выше моего понимания, она больше, чем я и неуловимее, чем этот лунный свет. – Эхом отозвался Кристофер – Моя любовь к тебе больше, чем моя боль, намного больше. Ты был одинок до нашей встречи, ты говорил мне об этом.

— Да, я был страшно и совершенно одинок, хотя вокруг меня всегда были люди, которые любили меня. – Вздохнул Дерек.

— Я же не думал о себе и был окружен жизнью и людьми, я не ничего не чувствовал, абсолютно ничего. – Дрожащим голосом шептал Крис – Я был совершенно бесчувственен, пока не встретил тебя. Только тогда я понял, что такое любить и, как ты помнишь, даже пытался бороться с этим. Но любовь она такая… она побеждает все. Я испытал всю полноту любви, и следом за ней пришла эта боль. Теперь я знаю, что такое одиночество, теперь я чувствую его. Приближение его. Я не готов, Дерек, я не готов.

— Но ты уже знаешь любовь, а это немало. Мы не должны расставаться, это не правильно, так не должно было быть. Я, как тот младенец, едва родившись, орал и звал тебя не для того, чтобы прикоснувшись к тебе, уйти… Что случилось, Кристофер? Это несправедливо, любящие не должны расставаться, ведь так мало любви на этой Земле… Когда все пошло не так?

— Это я тебя упустил – Гулким шепотом отозвался Крис – Я был слишком занят учебой, слишком занят собой. Я не заметил, что ты болен. Никогда себе не прощу.

— Как глупо винить себя в том, над чем ты не властен. Я знал, что болею, но был беспечен в своем упрямстве и уверенности в том, что пределов нет, в уверенности, что я все могу. Что-то пошло не так… Я разрушил свое бедное тело, я был слишком самоуверен и вот сейчас я умираю и заставляю тебя страдать и чувствовать боль. Прости меня.

— Бессмысленно винить себя за то, над чем мы не властны. Я чувствую, что что-то стоит за этим всем, это не случайность, я чувствую это.

— Я тоже… Поверь мне… я найду причину… я разберусь… я пойму это. Сейчас я проиграл…, но так не будет дальше… Смерти нет…, поверь мне. Вскоре… опять два младенца… будут орать друг другу «Где ты?» — Тихо, разрывая фразы, шептал Дерек.

— Мне остается только верить… и это дает мне надежду. Я верю в тебя. Ты меня не оставишь и я тебя тоже. Зато я знаю теперь, что когда я умру, то встречусь с тобой. Я очень буду спешить к этой встрече.

— Крис, знаешь…, умирать совсем не страшно…совершенно не страшно.

— Ты замерз уже – Кристофер потрогал руки Дерека – Я укрою тебя. Может быть, закрыть окно?

— Я замерз? Я не чувствую… я не чувствую себя… только тяжесть и боль в груди.

— Где болит? – Кристофер поднялся, укрыл Дерека одеялом – Скажи мне, где болит? – Он сел рядом на кровати, взял его за руку, губами прислонился ко лбу. – Ты очень горячий.

— Болит в груди, мне больно дышать…, но это не важно… — Шептал Дерек – Пожалуйста…, спой мне… я очень хочу, чтобы ты спел мне.

— Глубокая ночь закрывает рассвет,

  Но солнце там где-то за морем

  Струиться в окошко нам белый свет

  И я остаюсь с тобою

  В ночи нет звуков, движения нет

  Рассветом наш путь укроет

  Ни грусти, ни боли и смерти нет

  Любовь меж тобой и мною

  За облаками, где вечность лишь

  Звезда наша путь укажет

  Ты сладко, как прежде, ночью спишь

  И я сплю с тобою тоже

  Застыла здесь небес благодать

  Нам все тишина откроет

  Отдали мы все, что смогли отдать

  И я остаюсь с тобою.

— Какая прекрасная песня… Откуда ты ее знаешь?

— Она пришла сейчас из моего сердца для нас с тобой.

— Пожалуйста…, пой мне ее, пой… продолжай… она волшебна.

Кристофер сидел рядом, пел песню и держал Дерека за руку. Его голос сначала тихонько звучал в тишине, потом становился все громче и громче. Он был сам захвачен той мелодией и, повторяя ее вновь и вновь, он погружался куда-то в глубину себя, в ту бездонную вечность, что всегда стояла за его спиной, в ту вечность, тоску по которой он видел в глазах Дерека, ту вечность, которую сейчас чувствовал кожей. Дерек лежал тихо, закрыв глаза, и сжимал руку Криса. Крис сжимал его руку тоже. Они были вместе, насколько это было возможно тогда.

Вдруг он почувствовал, как рука Дерека ослабла. Крис наклонился к нему, прикоснулся губами к губам и не уловил дыхания, он почувствовал, как холодок взбирается у него между лопаток. Кристофер положил голову Дереку на грудь и не услышал биения сердца. Он замер, пытаясь уловить удары, но сердце Дерека молчало. Боль накатила мгновенно и сразу, он погружался в бездну, стремительно летел куда-то, уносимый поглощающей и нестерпимой болью. Время остановилось.

— Крис! Крис! – Неслось откуда-то издалека – Крис! – Он почувствовал, как чьи-то руки обхватили его и оттащили от Дерека. – Крис! – Кричал ему в лицо Вильям и тряс его. Кристофер посмотрел на него, губы Вильяма дрожали. – Этого не может быть! Кристофер, этого не может быть… Ведь вчера же все было хорошо! – Вильям тряс Кристофера, как тряпичную куклу – Скажи, он умер, да?

— Он ушел – Хриплым голосом сказал Кристофер, освобождаясь из рук Вильяма – Ушел.

— Почему тут так холодно? Зачем ты открыл окно? – Дрожащим голосом тараторил Вильям – Крис! Надо что-то делать, надо что-то делать! Надо позвать всех, Крис.

— Надо позвать – Безучастно повторил Кристофер – Позови.

Вильям выбежал из комнаты и тяжелыми шагами побежал вниз по лестнице. Кристофер подошел к окну и закрыл его. Он не чувствовал холода. Он был не здесь. Волшебная мелодия еще звучала в его голове. Крис подошел к кровати и посмотрел на Дерека. Дерек лежал, откинувшись на подушки, его лицо было спокойно и расслаблено. Такое знакомое выражение внутренней незащищенности проявилось на нем, как будто он просто заснул и во сне опять обнажил себя. Крис присел рядом.

— Я никогда, никогда не смогу сказать тебе прощай. – Тихо произнес он и вдруг осознал, что Дерека нет в этом теле. Да, это тело было похоже на Дерека, оно выглядело почти как раньше, но в тоже время оно было другим. Оно было совершенно другим. – Пожалуйста, не оставляй меня…

Он поднялся. Слезы потекли по щекам, но он не чувствовал и не вытирал их. Одиночество накрыло его, и он не знал, что делать. Все было бессмысленным.

В комнату, один за другим, вбежали Мистер Лоуренс, Вильям, за ними рыдающая мама Дерека. Слуги столпились у двери. Кристофер стоял, оглушенный этим шумом. Наконец, вошла бабушка Дерека и обняла Криса. Он стоял онемевший и все звуки, причитания и всхлипы смешались для него в один долгий, протяжный и невыносимый шум, разрывавший голову. Крис высвободился из объятий бабушки и направился в свою комнату, в которой так никогда и не жил. Он закрыл дверь на щеколду, потом закрыл дверь, выходящую в коридор, и упал на кровать вниз лицом, желая только одного – умереть.

Время то тянулось, то летело стремглав, а он вспоминал Дерека. Он слышал его голос, он разговаривал с ним, он вспоминал их дни и ночи. Кристофер был поглощен воспоминаниями, и время исчезло для него. Он непрестанно звал Дерека в своих мыслях, а потом засыпал, проваливаясь в тягучий сон. Пробуждение же не приносило облегчения и пульс, громко стучащий в его голове, заглушал все.

Он услышал стук, этот стук доносился откуда-то издалека. Стук становился все громче и громче. Он слышал голос, но не мог понять ни слова. Он сел на кровати.

— Кристофер, пожалуйста, открой – В том голосе он узнал голос Мерилин – Крис, прошу тебя, открой мне. Пожалуйста, Крис открой! Это я, Мерилин… Милый, если ты не откроешь, они сломают дверь.

Крис поднялся. Шатаясь, подошел к двери и открыл замок: перед дверью стояла Мерилин, а за ее спиной Вильям.

— Слава Богу, ты жив! Позволь мне войти… — Робко произнесла она.

— Входи – Кристофер отошел, пропуская девушку внутрь, потом посмотрел на Вильяма и закрыл дверь.

Мерилин держала в руках стакан воды.

— Вот – Она протянула ему стакан – Выпей, пожалуйста…

Кристофер взял стакан, выпил залпом и поставил на комод, посмотрел на Мерилин и указал ей на кресло. Сам же подошел к кровати и сел. Затем еще раз вопросительно посмотрел на Мерилин.

— Кристофер, слава Богу, ты жив… — Дрожащим голосом произнесла девушка.

— Что со мной сделается? – Хриплым голосом проскрипел Кристофер и продолжил, слегка смягчившись – Моя дорогая, как бы я хотел сейчас быть мертв.

— Крис, двое суток… Двое суток ты не выходишь из комнаты… Не отвечаешь, когда тебя зовут… все думали, что уже придется хоронить вас двоих… — Она заплакала. – Завтра похороны, сегодня послали за мной, в надежде, что мне ты откроешь. Они уже собирались ломать дверь…

— Завтра похороны? Как? – Кристофер встал, потом снова сел.

— Крис, очнись! Уже прошло два дня.

— Два дня? – Эхом повторил Крис.

— Милый мой – Мерилин подошла, присела рядом, обняла Кристофера и погладила его по голове – Пожалуйста, Крис, возьми себя в руки.

— Я не могу, Мерилин, я не могу. – Он заплакал. Потоки боли выливались из него потоками слез. Она сидела рядом и гладила его по голове. Он плакал долго, пока силы не покинули его, затем откинулся на кровать и закрыл лицо руками.

— Я не знаю, я не знаю, как мне жить без него, Мерилин! Я тоже умер вместе с ним…

— Милый мой, милый мой Кристофер, просто подумай, что бы на все это сказал Дерек? Что бы он сказал? Ты помнишь, что он говорил тебе?

— Он бы сказал: «Играй в игру»

— Да, он именно так бы и сказал. Он бы сказал: «Играй и выиграй ее»

— Но я не Дерек.

— Брось… Ты такой же, как он. Сам знаешь это. Просто подумай о семье, подумай, что им также тяжело, страдаешь не ты один. Они столько пережили за эти два дня! Бабушка совсем слегла, мистер Лоуренс стал седой, он потерял сына и боялся теперь потерять еще и тебя. Они тут часами стояли под дверью и звали тебя, но ты не отзывался. Все думали, что ты что-то сделал с собой.

— Мерилин, я не слышал. Я, правда, не слышал никого… ни стука, ни голоса. Я был в полной тишине и в звуке своих мыслей. Я никого не слышал, кроме тебя. Это правда, поверь мне. Мне очень жаль, что я напугал тут всех. Я не хотел. Я не слышал никого, поверь мне.

— Милый мой, я верю. Сейчас все хорошо.

— Не думай, я не сошел с ума…

— Ты сильный, ты справишься. Просто играй в игру. Дерек этого хотел.

— Да-да…не беспокойся… — Крис поспешно сел рядом с ней. – Мне надо немного времени, чтобы привести себя в порядок и одеться — Где Дерек?

— Они отнесли его в часовню.

— Я сейчас приведу себя в порядок и пойду к нему. Я буду с ним до утра, я не оставлю его одного. Пожалуйста, скажи Вильяму, чтобы приказал налить ванну. Я скоро буду готов. – Крис встал. Мерилин поднялась следом. – Спасибо тебе – Он вдруг взял ее руку и поцеловал. Он не ожидал от себя такого – Спасибо.

Кристофер открыл дверь и позволил Мерилин выйти, потом посмотрел на стоящего все там же Вильяма, подошел и обнял его. Вильям похлопал его по спине.

— Я в порядке… уже в порядке. Прости меня. – Прошептал Крис ему на ухо.

— Все хорошо. Держись, брат…

— Прости – повторил Крис и вернулся в комнату.

Закрыв за собой дверь, он почувствовал новую жизнь, стоящую у него за спиной. «Играй в игру»… пронеслось в голове. Да, он понял, что делать. Он выпрямился, расправил плечи и шагнул в новую жизнь.

****

Творчество ФЕННИКС. Цикл рассказов ДЕРЕК:

 

Хочется обсудить с кем-то статью или поделиться своим творчеством? Приходите на наш форум: