Дерек | Часть 7. Мерилин

Автор — ФЕННИКС

Следующая неделя проходила спокойно. Дерек был стабилен в своей слабости, но хуже ему не становилось. Это было время тишины и покоя в доме Лоуренсов, дом словно затих и, затаив дыхание наблюдал. Домашние, как тихие тени мелькали за открытой дверью спальни Дерека, а он сидел в кресле и рисовал свои мысли. Кристофер же рисовал Дерека, ловя моменты его состояний и выражений, которые проносились на его лице, отражая бег непоседливых мыслей.

— Крис – тихо позвал Дерек.

Кристофер подошел и присел на корточки у кресла. Дерек взял его за руку, потом посмотрел в глаза. В глазах отражалась  грусть. Крис зажал его руку между своих ладоней.

— Крис…, пожалуйста, привези ко мне Мерилин. – Он вздохнул – Пожалуйста, привези мне ее, я хочу поговорить с ней.

— Конечно, если ты хочешь. Я скажу Вильяму, он поедет. Он будет рад увидеть ее.

— Пожалуйста, только ее одну…, одну, без сестер.

— Конечно, как скажешь. Завтра к обеду Вильям ее привезет.

— К обеду? Кристофер, к обеду? Я сегодня же должен увидеть ее! – Глаза Дерека вспыхнули – Позови Вильяма!

— Хорошо – Кристофер медленно поднялся, – но к чему такая срочность? К вечеру ты устанешь, а тебе нужно больше отдыхать.

— Отдыхать?! – Дерек вскочил, карандаши и кисти со звоном посыпались на пол с его колен – Отдыхать? – раздраженно воскликнул он – да я тут только и делаю, что отдыхаю! Сделали из меня беспомощного засранца. Меня тошнит от этой комнаты, от этого дома и от всех вас! – он с силой метнул этюдник и тот одиноко приземлился в углу комнаты, завалив вазу.

Затем Дерек подошёл к кровати и упал на нее вниз лицом, раскинув руки. Кристофер тихо вышел из комнаты и пошел искать Вильяма, стараясь не впустить в себя накатывающую обиду. Он прекрасно понимал, что эти долгие часы, что Дерек проводил в своей комнате, были невыносимы для его живой и подвижной натуры. Он пытался скрасить их, как мог, к тому же Дерек плохо переносил и лекарства и процедуры. Он хотел жить и не мог быть пациентом.  Кристофер не раз предлагал отнести его вниз на завтрак или обед, но Дерек всегда отказывался, а спуститься сам он не мог.

Послав Вильяма за Мерилин, Кристофер поднялся наверх и присел на ступенях лестницы. Он чувствовал себя в плену болезни Дерека и если сам Дерек был вполне спокоен, не считая довольно редких вспышек гнева, которые были вполне понятны, то сам Крис чувствовал страх, который подтачивал его изнутри. Тень беспокойства преследовала его, и он никак не мог избавиться от этого. Он слишком боялся потерять Дерека. Слишком уж непонятным было для Криса его состояние, он полагался на какую-то силу лекарств, хотя не так уж и доверял им. Он чувствовал рок, нависший над всеми ними, это сжимало его сердце и приносило страдания. Он сидел, закрыв лицо руками, пытаясь спрятаться от всего этого.

— Крис… — послышалось из комнаты – Крис… я слышу, что ты здесь. Пожалуйста, иди сюда. Прости меня… Кри-ис! – голос Дерека становился громче – Прости меня. Ну, прости!

Кристофер тяжело поднялся и направился в комнату. Конечно же, он не сердился на Дерека, он все понимал, просто чувствовал усталость. Он хотел сбросить с себя всю эту ситуацию, как налипшую шелуху, он тоже хотел свежести, как и Дерек.

Кристофер вошел в комнату. Дерек лежал поперёк кровати вверх лицом и смотрел в потолок. Крис подошел, поцеловал его и прилег рядом.

— Все ерунда. Люблю тебя.- Сказал  он.

Дерек повернулся к нему. В глазах была та невыразимая печаль, которую он всегда прятал за солнечной улыбкой. Сейчас она разливалась потоком, заполняя комнату. Крис почувствовал мурашки, пробегающие по спине. Что-то тайное, потустороннее присутствовало сейчас между ними. Крис поежился. Эта печаль эхом отражалась внутри, накатывая поглощающими волнами, открывая глубину, о которой он еще не знал. Он чувствовал бездну внутри себя, что-то огромное и такое до боли далекое, недостижимое, манящее и совершенно иное, чем все вокруг. Что-то открывалось внутри, это что-то причиняло боль, и недостижимость той глубины накатывала волнами тоски, подобно ностальгии по далекому дому.

— Я устал – тихо сказал Дерек, — Я устал от всего. Мне тесно тут, я хочу вырваться. Вырваться на свободу. Меня тошнит от этой болезни, которая забрала мои силы. Я словно в клетке в этом теле, мне душно, мне тошно. Пойми.

— Ты хочешь оставить меня?

— Я буду присматривать за тобой – улыбнулся Дерек и подмигнул Кристоферу.

— Я всегда знал, что ты эгоистичный, зацикленный на себе нарцисс – Крис хлопнул его ладонью по лбу – Вставай, я принесу тебе одежду. Ты же не хочешь встречать Мерилин вот так?

— Да-да одень меня, я хочу прилично выглядеть. Надо скрыть мой дерьмовый вид… — Дерек поднялся – Крис, вот как ты терпишь все это, все эти мои выходки? Я же не выносим…

— Я не терплю, просто люблю. Скажи, разве ты поступал бы иначе? Да я и понимаю, что все это тяжело, для тебя в первую очередь. Твоя живая натура зажата и ограничена, ты заперт тут, это правда. И я заперт вместе с тобой.

— Естественно, я делал бы то же самое. Я бы не оставил тебя, да и не оставлю. По сути, ты – это единственное, что у меня есть. Это для меня вопрос решенный. Кода я увидел тебя первый раз, ты бросил мне вызов, ты спровоцировал меня заметить и обратить на тебя внимание. Я всего лишь прикидываюсь клоуном, играя разные роли, но я всегда, ну почти всегда, понимаю, что происходит. – Он немного помедлил и продолжил — Я почувствовал твою страсть и в тоже время я увидел в тебе что-то, что рвалось наружу, как невысказанная и непонятая боль. Эта боль кричала внутри тебя, она искала выхода и я почувствовал ее тогда. Она была такая же, как у меня: что-то внутри меня тоже постоянно искало выхода, и я выплескивал, что мог, но все не то и не туда. Твоя природная страсть была в тех стихах Шекспира, она зацепила меня. – Дерек присел на кровать и поднял взгляд на Криса — А потом ты застал меня врасплох. Я не ожидал, я был не готов и не успел надеть маску. Я никогда не говорил тебе об этом, но именно в тот момент я чувствовал себя катастрофически одиноким, одиноким совершенно. Я ходил по городу и не мог найти себе места. Это чувство накатило с такой силой, что я, когда начался тот дождь, пришел в первый попавшийся паб и сидел, погруженный в свою боль и одиночество. Все вокруг было искусственным и ненастоящим каким-то, словно игрушечным. Эти люди, дома, город, вся жизнь. Я до сих пор не знаю, откуда у меня та боль, ведь тогда все было хорошо, у меня было все, что можно пожелать в моем возрасте. Я сидел захваченный этим и вдруг появился ты… Словно из неоткуда, прямо рядом со мной. Я вообще не слышал, как ты зашел, я никого не видел, просто смотрел на дождь. Ты взял и ворвался в мою жизнь непредсказуемо, как глоток свежего воздуха, ты изменил все… Все мои невысказанные мысли ты озвучивал, и я чувствовал что то, что я так долго носил в себе, я могу открыть тебе и обсуждать с тобой.  Это было и есть так волшебно! – Он закрыл глаза и откинулся на кровать, раскинув руки — Я и пожелать не мог чего-то подобного раньше. В твоем присутствии та боль исчезает, и появляется вдохновение. И даже если я веду себя, как последний ублюдок и ору, как полоумный идиот, это неважно. Это значит, что я просто устал, но я все так же люблю тебя. Я все так же люблю тебя. Это единственное, что верно. – Дерек встал и протянул руки в сторону Криса. Крис подошел и обнял его.

— Спасибо, что ты есть – прошептал он на ухо Дереку – Пойду, принесу одежду – Добавил он уже громче и вышел из комнаты.

Пока Кристофер подбирал одежду для Дерека, он ловил волны разнообразных чувств: то приливы счастья, пронизывающие все его существо до замирания сердца и он опять не мог поверить, что это счастье реально и у него оно есть, то приливы боли, сжимавшие его сердце от того одиночества Дерека, которое теперь по пятам ходило за Крисом и пугало его. Он чувствовал их связь, которая все еще выходила за рамки его понимания, но была очевидна для них обоих.

После обеда Вильям привёз Мерилин. Она, словно лань, взбежала по ступенькам наверх, наполняя дом волшебным предвкушением праздника, и пространство дома становилось  как будто светлее. Оно звенело тысячами разных колокольчиков, отражая звуки стучащих по лестнице каблучков Мерилин. Кристофер встретил ее в дверях комнаты Дерека и, поприветствовав, пропустил внутрь.

— Привет, моя дорогая! – Немного театрально отчеканил Дерек, вставая из кресла и протягивая к ней руки.

— Ах, милый! – воскликнула Мерилин, порхая подбежала к нему, и бросилась в объятия. – Вильям перепугал меня. Никто из нас не знал, что тебе все еще нездоровится.

— Ну, это все мелочи, моя милая, мелочи. Я еще могу обнять тебя, как и раньше, несмотря на то, что ты больше не моя невеста – Дерек обхватил ее за талию и поцеловал в щеку. – Я очень рад, что ты приехала. Я соскучился по тебе, я соскучился по жизни. – Прошептал он ей на ухо, отпустил ее, но задержав ее руку в своей, медленно приблизил ее тонкое запястье к губам и поцеловал. Затем поднял глаза и, склонившись, снизу вверх пристально посмотрел на нее. Она тут же покраснела. Дерек разжал пальцы, и ее рука медленно опустилась вниз. – Прости, я не хотел тебя смущать, я хотел лишь быть вежливым – Лукаво подмигнул он.

— Не очень-то у тебя получилось, не смущать меня. Ты всегда меня провоцировал – Она улыбнулась и погрозила ему пальцем.

— Ну, такая ж у меня натура старого ловеласа – Широко улыбнулся Дерек и выпрямил спину.

— Почему старого? – Эхом отозвался Крис

— Ну, старомодного… хе-хе – Усмехнулся Дерек – На самом деле я просто волнуюсь, как я выгляжу, поэтому и пытаюсь соблазнить ее. – Он повернулся к Кристоферу и подмигнул ему, потом указал девушке на кресло, стоящее поодаль.  – Пожалуйста, присядь, я хотел поговорить с тобой, а также нарисовать тебя, пока мы будем разговаривать. – Обратился он уже к Мерилин.

Мерилин опустилась в кресло, Дерек уселся в свое почти напротив. Кристофер подал Дереку этюдник и разложил на стуле рядом все принадлежности для рисования.

— Сейчас попрошу принести чай – Вежливо склонил голову Кристофер, глядя на Мерилин.

— Да, пусть принесут для Мерилин, я не буду – Повторил Дерек – Мне есть чем заняться. — И открыл этюдник.

— Я вас оставлю – Кристофер направился к двери, тихо вышел и также тихо закрыл за собой дверь.

Как только Кристофер вышел,  Дерек опустил этюдник и пристально посмотрел на Мерилин. Вся веселость мгновенно была стерта с его лица и обнажилась глубина и печаль в глазах, скулы обострились, а лоб напрягся. Мерилин закрыла лицо руками и заплакала. Дерек сначала сидел какое-то время молча и смотрел на нее, потом поднялся из кресла, подошел к ней, опустился на пол и положил голову ней на колени. Она постепенно успокоилась и тихо сидела, поглаживая его по голове и перебирая волосы.

— У меня есть только два самых близких человека – это Крис и ты. С вами я могу быть тем, кто я есть и не претворяться. Я рад, что мне не надо тебе ничего объяснять, ты и сама все видишь. — Он поднял голову и посмотрел на заплаканную девушку – Поэтому мне важно поговорить с тобой. 

Дерек поднялся, вернулся к креслу и тяжело опустился в него. Его лицо без солнечной улыбки выражало усталость, а в глазах за печалью скрывалась боль.

— Я хочу рассказать тебе что-то, и я хотел бы, чтобы это осталось между нами. Это не является тайной в этом доме, но это очень личное и ты сейчас поймешь почему. – Он вздохнул и пристально посмотрел ей в глаза, а она инстинктивно подалась вперед, внимая – Есть один человек, которого я люблю больше жизни. Мерилин, я нашел любовь… это Крис. – Глаза Мерилин стали еще больше – Мне очень повезло и моя любовь взаимна. Я не знаю еще человека, кто бы так беззаветно любил меня и глубоко понимал, а также прощал мои выходки. Но он любит меня, как и я. Это одно и то же. Я очень счастлив, Мерилин. – Лицо Дерека осветилось улыбкой, он улыбнулся куда-то, в глубину самого себя.

— Понимаю – вздохом отозвалась Мерилин – Но я не понимаю…

— Я поясню. Мерилин, это не просто влюбленность и у нас не платонические отношения. Мы живем вместе уже около года. Можешь считать нас парой, если так тебе будет удобнее – Дерек поправил волосы, спадающие на лоб – Я не хотел семьи и вообще не собирался проводить свою жизнь рядом с одним человеком. Я хотел опытов и развлечений, я хотел познать этот мир и понять, кто я, хотел много разговоров о вечности, много творчества, много жизни, много секса, а также много всякого эпатажа, чтобы расшевелить это кислое общество. Теперь я имею все это в одном человеке. Он принимает меня со всеми моими заморочками, а я принимаю его. Без него я калека, просто человек, мечущийся в поисках неизвестно чего. К моему горю, он без меня калека тоже, запертый в глубинах своего метущегося разума. Я отдал бы все, чтобы он был счастлив, но мне нечего отдать.

Дерек закрыл лицо руками и замолчал. Он сидел так некоторое время, стараясь справиться с эмоцией, которая поднималась изнутри и захватывала его. Он никогда не давал ей воли, вот и сейчас он старался опять погасить ее и сохранить спокойствие.

— Мерилин, я хочу, чтобы ты присмотрела за ним. Я прошу тебя, Мерилин… Не оставляй его. Он не справится один, я это чувствую. Я очень боюсь за него. – Слезы появились в уголках его глаз, они блестели, отражая свет окна, а потом, одна за другой, скатились вниз по щекам. – Это сможешь сделать только ты, только ты понимала меня, мои мечты и фантазии, мои страхи. Ты сможешь понять и его. Он смог бы тебе открыться.

— Дерек, что ты такое говоришь? Тебе не следует говорить так, Дерек! – Воскликнула Мерилин – Что значит присмотреть за ним? Ты скоро поправишься…

— Мерилин, не надо. Мне не нужно этих слов утешения, которые ничего не значат. Давай не будем обманывать друг друга. Мерилин, я не поправлюсь. Я это почувствовал еще тогда, после одного кошмарного сна, то было предчувствием, но сейчас я это знаю. Поэтому я и позвал тебя. – Дерек потер лицо руками, словно разгоняя воспоминания – Сейчас речь не обо мне. Пожалуйста, позаботься о Крисе, я прошу тебя. Он, с его умением углубляться и гипертрофировать все, может попасть в опасность. Я боюсь, что он закроется в себе и погибнет. Не позволь ему умереть внутренне. Он настолько же одинок, как и я, несмотря на обилие всевозможных приятелей вокруг нас. Именно поэтому мы так сильно погрузились друг в друга. Я не знаю, как он будет один. Боюсь, что он станет диким отшельником. Может быть, не стоило нам так сближаться, но кто же знал, что все так выйдет. – Выдохнул он — Я хотел всю мою жизнь провести рядом с ним. Так и вышло, по сути… – Дерек замолчал, погрузившись в себя.

Мерилин подошла к нему и села на подлокотник кресла, погладила его по голове, обняла. Он положил голову ей на грудь. Она гладила его волосы дрожащими руками, и все было, как в детстве, когда он прибегал к ней за утешением. Она выслушивала его бесконечные фантазии и утешала в его детских разочарованиях. Он спешил с ней поделиться всем новым, что узнавал. Читать он начал очень рано и каждый раз, открывая для себя новый мир, прибегал к ней со своими восторгами. Несмотря на то, что была постарше, Мерилин никогда не считала Дерека маленьким. Он приходил и затягивал в свой мир грез, сверкая темными, как ночь глазами и мгновенно вырастая до невероятных размеров.  Не слушать его было невозможно. Они часто улетали далеко в его фантазиях, и он повторял, что непременно женится на ней, чтобы никто не мешал им быть вместе и разговаривать.

— А помнишь, как ты приходил ко мне всегда и утешал меня, рассказывал сказки? У меня никогда не было друга лучше и ближе. Наверно, таким и должен быть старший брат. И ты имеешь верного друга в моем лице. Я сделаю все, о чем ты просишь, конечно. Не беспокойся об этом.  – Она взъерошила его волосы – Я не очень хорошо пока знаю Криса, но, думаю, мы подружимся. Он мне сразу понравился. Я тогда очень порадовалась, что у тебя такой чистый и серьезный друг.

— О, Мерилин, ты можешь не расшаркиваться с ним, можешь говорить обо всем, как и со мной, сразу, по существу. Он прекрасен, поверь мне. Это внешне он ведет себя порой, как холеный джентльмен, но он по-своему очень оригинален и интересен. Ему нужен искренний друг. Будет очень нужен.

— Дерек, пожалуйста, не говори так… прошу тебя… — У нее на глазах опять появились слезы – Зачем ты себя хоронишь? Не надо так… Крис поможет тебе выздороветь, и ты сам позаботишься о нем. Всегда надо верить в лучшее, не ты ли мне это сам много раз говорил?

— Мерилин, я все понимаю, да. Я хотел бы остаться с ним, я, естественно, хочу жить. Никто умирать не хочет. Но я чувствую другое. Словно что-то необратимое раскручено кем-то… и это нечто движется неумолимо, но чем ближе оно приближается, тем спокойнее я становлюсь, тем больше гармонии у меня внутри. Это парадоксально. И тем сильнее беспокоится Крис, а я беспокоюсь за него. Если раньше он был для меня чем-то таким большим и незыблемым, я всегда знал, если запутаюсь, то он всегда рядом, он поможет, он все расставит по местам. А сейчас он словно потерялся, а я не могу до него достучаться, я хочу передать ему то спокойствие, что есть внутри у меня, но не могу, он мне не позволяет. Понимаешь, я спокоен, потому что я чувствую, знаю, что если я умру, то ничего не изменится между нами. Я знаю, что смерти нет, и мы встретимся вскоре, поэтому я и не беспокоюсь. Я тоже буду присматривать за ним – Дерек улыбнулся и поднял глаза на плачущую девушку — Прошу тебя, моя милая, не плачь. Никто еще не умер, а возможно и не умрет, но я уже спокоен за Криса, потому что поговорил с тобой. Лучше это сделать, чем не сделать, так ведь?

— Да, конечно, не беспокойся, я сделаю все, что смогу. Я тебе обещаю. – Она вытерла слезы.

— Ну… — Дерек взял этюдник – Теперь я хочу нарисовать тебя, я хочу, чтобы у тебя был портрет, нарисованный мной.  И давай перестанем грустить, я и так тут в плену лекарств и процедур. Мне хочется просто хорошо провести время, как раньше – Он хитро заулыбался – Ну… скажи мне… — Он прищурился – Вы уже целовались с Вильямом?

— Дерек… — Лицо Мерилин залила краска – Дерек ты спрашиваешь невозможные вещи – Она опустила глаза и посмотрела на руки, теребящие платочек.

— Ну, мы же друзья, разве не так? – Он легкими штрихами делал набросок, не отрывая глаз от бумаги, чтобы не смущать Мерилин – Мне просто интересно осмелился ли мой братец на это, в конце концов. Мне он вообще не признается, упрямец этакий. Ну ладно, но ты же расскажешь мне?

— Дерек…

— О, ты краснеешь! Значит, все же целовались. Ну, скажи мне, скажи, я угадал?

— Да…

— Волшебно – Дерек понизил голос до шепота – Скажи, а что ты почувствовала, ну что ты почувствовала? – заговорщицки шептал он.

— Тепло. Он как будто стал мне родным, близким. Исчез какой-то барьер… Это что-то особенное, чего не было раньше, между нами.

— Волшебно, я рад, рад. Теперь вы настоящие жених и невеста – Дерек довольно улыбнулся. – Скажи, а когда тебя целовал я, ты чувствовала что-то другое? – Он хитро прищурился опять.

— Ну, Дерек, мы же были еще детьми!

— Ну и что, что детьми. Я вот, например, очень волновался, сердце прямо в пятки убегало. А ты? Ну ладно, давай расскажи, раз уж все равно говорим об этом.

— Ну-у-у – Мерилин направила взгляд в потолок, перебирая воспоминания. – Это было очень волнующе, мне было страшно и интересно одновременно, как будто мы делали что-то незаконное, что-то неприличное.- Она перевела взгляд на Дерека, он захохотал, и она засмеялась тоже.

— Вот за что я тебя и люблю! Ты тоже можешь выйти за рамки, ха! Ты же еще та фантазерка, милая моя Мерилин…

Дерек притих на несколько минут, сосредоточенно рисуя и думая о своем.

– Ну… — Нарушил молчание он — Ты тоже можешь спросить у меня что-нибудь, если хочешь. Ты же хочешь, наверно узнать побольше про меня и Криса? Спрашивай все, что угодно.

— Я не знаю, что спросить у тебя… Все, что ты мне рассказал про тебя и Криса очень неожиданно и необычно. Мне неловко спрашивать. Это не принято, спрашивать об этом.

— У друзей можно. Я не поверю, что у тебя нет вопросов.

— Дерек, я не хочу спрашивать, про то, целуетесь вы или нет. – Она опять покраснела. 

— Это не секрет – засмеялся он – Я вот почему говорю все это… Я же прекрасно видел, как у тебя расширились глаза, когда я сказал тебе обо мне и Крисе. А это значит, что вопросы все же есть.

— Да – тихо прошептала Менилин после минутного молчания – Я тебя хорошо знаю, Дерек, я знаю тебя с детства и, насколько я помню, тебе всегда нравились девушки. Почему же парень, почему Крис? Скажи мне честно, это не потому, что я выбрала Вильяма, не тебя…?

— Да-а… – задумчиво протянул Дерек и почесал затылок – Такого поворота диалога я не ожидал… Конечно, нет, моя дорогая! – воскликнул он – Конечно нет. Дело не в том, что он парень, дело в том, что он Крис! Он мог быть и девушкой, например. Хотя странно…Крис … девушка…хехе…  — хихикнул Дерек – Крис – это какое-то невероятное существо, которое отражает мне меня, только в лучшем, самом лучшем виде. Он имеет такую глубину, которую не испить, которая  завораживает и он легко говорит то, что у меня было только где-то рядом, неосознанно, а он произносит, и я понимаю, что он прав, что я тоже это знаю. Он одиночка, как и я, но не нуждается в обществе зрителей, в отличие от меня, и он естественен в своем погружении в себя. Я обожаю разговаривать с ним. Помнишь, как мы говорили с тобой? Вот так и с ним, только мне кажется, что мы с ним погружаемся в самую глубину космоса. Он это может. – Дерек опять почесал затылок – Но дело не в этом и не в том даже, кто он. Это что-то особенное и это включает в себя все. Вот почему Вильям? Почему не я? Почему не кто-то еще? Ты же не сможешь точно все объяснить, так ведь?  — Она кивнула — Есть особенное притяжение, особенное отношение, которое движет тобой и открывает для тебя только одного человека и тебе больше никто не нужен, тебе достаточно одного. Крис для меня все и я сам не понял, как так получилось, что мы стали настолько близки друг другу, мы вместе от сердца к сердцу. Сначала это была просто дружба, она стала чем-то большим, она придавала жизни смысл, она насыщала и вдохновляла меня. Мы стали совершенно необходимы друг другу. Так родилась наша любовь. Любовь – это главное. Ты же любишь Вильяма?

— Люблю. Очень.

— И я люблю. Всей душой. Когда любишь человека, тебе он нужен весь, со всеми его недостатками и странностями. Весь, без остатка. Поэтому мы и вместе, поэтому мы пара. Понимаешь?

— Да. Когда ты так говоришь, я чувствую правду, твою искренность. Если ты счастлив по-настоящему, то я очень рада за тебя.

— Да, счастлив. Это, порой занудливое существо, и есть мое счастье. Он дополняет меня чем-то, а в чем-то такой же, как я сумасшедший. На первый взгляд трудно поверить, что нас может что-то держать вместе. Он постоянно учится и читает, читает, пишет. Просиживает дома часы, сосредоточенно думая о чем-то или рисуя. Он доводит до совершенства свои картины, постоянно поправляя детали, он замечает все мелочи и его картины для меня шедевр. Его первая выставка прошла успешно, мы даже заработали денег на этом – Он довольно заулыбался и потер руки – Жаль, что он не относится к этому серьезно, а мог бы стать неплохим и довольно известным художником. Сейчас он погружен в медицину, в строение человеческого тела, во все эти связи и процессы, проходящие в нем. По-моему, это скучно. Вообще, Кристофер невероятен, я думаю, что он настолько талантлив во всем, что мог бы заниматься чем угодно. С его упорством можно достичь многих вершин. Это существо, включающее все во всем… Несмотря на свою серьезность, хотя все это только кажется, что он сух, Кристофер отрывается не хуже меня. Он прекрасный напарник для меня во всех наших попойках и вечеринках, стоит только ему разойтись – Дерек заливисто захохотал – Стоит ему только разойтись… он способен станцевать голым на столе и устроить представление достойное театральных подмостков! Ты же заметила, как он красив? Сложен в идеальных пропорциях, словно сами Боги творили его, хотя у него вполне заурядные родители.

— Я знала, что ты не потерпишь скуки рядом с собой, тебе нужно много пространства, много жизни. Понимаю, почему вы вместе… Вы настолько похожи, ну потому  как ты рассказываешь, похожи где-то внутри, в сути, что я теперь понимаю, почему Кристофер. Что касается Кристофера, то я хотела сказать еще, что его заметила Мери-Энн и ждала еще одного вашего приезда на каникулах. Она влюбилась в Кристофера и очень хотела поехать сегодня, но Вильям не позволил.

— Вот как! – Улыбнулся Дерек – Ох уж эти женщины…напридумывают себе…

— Как же теперь быть? Я же не могу рассказать ей о вас…

— Можешь, если посчитаешь это уместным. В этом доме всем все известно тоже. Моя семья приняла нас. Мы свободны тут. Это счастье.  – Дерек задумался, и тень грусти пробежала по его лицу – Если Крис совсем заскучает, пожени их. Может быть, он и не сможет любить ее так, как меня, но из его получился бы хороший супруг, внимательный и заботливый. В общем, помоги ему, ему нужен будет другой взгляд на жизнь и женская душевная теплота и поддержка. Просто дай ему теплоты, как ты давала и даешь ее мне. Ты удивительная девушка, я не знаю больше женщин, подобных тебе, настолько способных понять и вообще способных мыслить широко и свободно. Не позволь только жизни заглушить в тебе это. – Дерек вздохнул. — Я хотел бы, чтобы ты была всегда где-то рядом. Просто помни, что ты прекрасна не только телом, которое станет немощным когда-то.

В дверь постучали. Вошла девушка с кухни и принесла чай для Мерилин. Дерек погрузился в молчание, сосредоточенно делая наброски портрета. Его рука взлетала и опускалась вниз, легко касаясь бумаги, лицо выглядело сосредоточенным, а на лбу, между бровей пролегли морщинки.

— Но все-таки и твое тело прекрасно – Тихо продолжил Дерек – Я сделал несколько набросков, и ты выберешь, который ты хочешь видеть картиной в своем доме. Остальные будут просто эскизы – Он опять замолчал, сосредоточившись на бумаге.

Минуты летели, Мерилин пила чай и тихонько сидела, думая о своем, перебирая в мыслях все, что говорил Дерек, пытаясь уложить эту ситуацию внутри своего сердца. Она словно прикасалась к чему-то большому и такому странному и непривычному, к чему-то, что открывало для нее новые грани жизни.

Постепенно полет руки Дерека над бумагой замедлялся, движения стали плавными, потом рука все чаще лежала на коленях, изредка взлетая и делая штрих, потом Дерек положил на колени этюдник.

— Мерилин, дорогая, я засыпаю. Мне надо отдохнуть. Только, пожалуйста, пока не уезжай, прощу тебя…

— Я никуда не уеду, не беспокойся и отдыхай. Ты пойдешь в кровать или останешься в кресле? — Мерилин быстро встала, подошла к Дереку и взяла у него этюдник и карандаш, положила на стоящий рядом стул.

— Останусь в кресле – тихо сказал Дерек и закрыл глаза.

Мерилин придвинула подставку для ног и положила туда ноги Дерека, потом взяла плед, лежавший на кровати, и укрыла его, поцеловала в лоб и вышла из комнаты.

Она спустилась вниз. Дом был наполнен тишиной. Ни домашних, ни прислуги не было видно. Она направилась в библиотеку, чтобы найти что-нибудь почитать  и занять себя, пока спит Дерек. Открыв дверь, она увидела Кристофера, сидящего в большом кресле с книгой. Он сидел, забравшись с ногами и скрестив их. Свет из окна падал полоской ему на голову, освещая лоб и придавая блеск волосам. Одной рукой он подпирал щеку, а в другой держал книгу. Даже столь расслабленная поза выдавала в нем аристократичные манеры. То, как он держал книгу, как склонил голову, как сидел, выглядело непринужденно и красиво, но это выдавало многие часы тренировок в детстве, пока потом не стало просто привычкой. Он был действительно красив, она сейчас это отметила, имел правильные черты лица, словно вышедшие из-под руки художника, его крепкое тело было похоже на хорошо вылепленную скульптуру. Когда Мерилин вошла, он поспешно встал и склонил голову, приветствуя ее.

— Не беспокойся, Кристофер, сиди, как тебе удобно – сказала она и присела в соседнее кресло – Дерек уснул.

— Пойду, посмотрю, как он. – Кристофер направился к двери.

— Я укрыла его и положила ноги на подставку. Он в порядке, не беспокойся.

— Ладно – Смиренно сказал Крстофер и сел обратно в кресло, потом посмотрел на Мерилин, улыбнулся и, опять подтянув ноги, скрестил их. – Дерек очень хотел тебя видеть, благодарю тебя за то, что приехала.

— Я что-то привезла для тебя – Мерилин достала свернутое вчетверо письмо – Это Мери-Энн передала тебе.  Она тоже хотела поехать, но Вильям сказал, что Дерек пригласил только меня, что он болен и не может принять никого больше. – Она встала из кресла и направилась в сторону Кристофера, а он быстро поднялся и направился к ней, и они чуть было не столкнулись. Мерилин смущенно протянула ему письмо, ее обдало волной, потоком силы из глаз Кристофера. Она увидела прозрачно-зеленую глубину, и поток мурашек пробежал по ее спине. Кристофер принял письмо и, взяв Мерилин под локоть, проводил до кресла. Потом уселся в свое и открыл письмо.

— Мне приятно, что такая красивая девушка, как ты носила него на груди – Он бросил короткий взгляд на нее, подтянул ноги на кресло и погрузился в чтение.

Через несколько минут он потер лоб, взъерошил волосы, потом пригладил их и в задумчивости поднял глаза, вздохнул и свернул письмо, пустил ноги на пол и посмотрел на Мерилин.

— Я отвечу твоей сестре сегодня до конца дня и отдам тебе мой ответ. – Тихо сказал Кристофер, откинулся на спинку кресла и чуть громче продолжил – Внимание такой красивой девушки, как Мери-Энн для меня честь, но я не могу обнадеживать ее никак и я не хочу разбивать ей сердце. У меня совершенно нет опыта в общении с женщинами, Мерилин. Стиль моей жизни совсем не предполагал этого. Частная школа для мальчиков, потом университет. У меня даже нет сестры… Мир женщин для меня совершенно непонятен, и я никогда не был так близок с матерью, как Дерек. – Кристофер погладил подбородок и продолжил – Мери-Энн практически объясняется мне в любви, а мое сердце занято и, я полагаю, навсегда. Мерилин, ну я не знаю, как мне ответить.

— Как бы ты не ответил, она легко тебя не оставит в покое. – Мерилин улыбнулась – Она очень своенравная и темпераментная, вот например, она до сих пор сердится на меня за то, что я забрала у нее жениха.

— Жениха? Вот как? – Крис удивленно вскинул брови.

— Ну да… По планам наших семей мы должны были пожениться с Дереком, а она выйти замуж за Вильяма.

— Тогда по справедливости Лоуренсы должны были бы быстро родить еще одного сына, чтобы ваша третья сестра не осталась в девушках. – Улыбнулся Крис.

— Ну, у Вильяма и Дерека еще есть кузен – продолжила Мерилин – тогда наши отцы были бы непременно счастливы. Именно поэтому чуть не разгорелся скандал, когда Дерек расторг помолвку. Он смешал все планы, но уже все улажено и мы с Вильямом объявим о помолвке будущим летом, перед его отъездом в университет.

— Кузен? О, нет, Мерилин, даже не думай о нем, как о муже для твоих сестер! Они красавицы и, полагаю, у них не будет проблемой выйти замуж.

— Пол довольно мил, он веселый и симпатичный.

— Поверь мне, Мерилин, я знаю, что говорю. Просто поверь.

— Кристофер, ты должен мне все рассказать. – Мерилин подалась вперед и настроилась слушать.

— Милая Мерилин, тебе придется просто поверить мне. Этого тебе не следует знать да и говорить об этом не принято.

— Кристофер! Так нельзя! Ты сам же и начал, а теперь пошел на попятную.

— Это все не для девичьих ушей.

— Знаешь, Крис – Мерилин специально назвала его сокращенным именем, которым называли только друзья – Мы с Дереком всегда говорим обо всем и у нас нет девочкиных и мальчиковых тем, Дерек обязательно рассказал бы мне об этом. Тем более это касается моих сестер.

— Ну… ладно – Миролюбиво начал Крис, по-видимому, приём Мерилин подействовал – Пол может быть и симпатичен и весел, но он не может быть хорошим и надежным мужем. Он большой любитель развлечений и завсегдатай домов, где любой мужчина будет обласкан, если он заплатит. Он и Дерека таскал по ним на его совершеннолетие, так что я знаю, о чем говорю.

— О, Боже – Мерилин закрыла рот рукой – И Дерека? Дерек тоже посещает такие заведения? – Глаза Мерилин расширились и стали еще больше.

— Нет, Дерек не посещает, но влиянию Пола он был подвержен. Даже меня притащил однажды, заявив, что я должен научиться обращаться с женщинами. Мы сильно поссорились тогда.

— Вот это новости… — Мерилин вздохнула – Но я не могу же все это рассказать сестрам…

— Сестрам нет, но ты вполне можешь рассказать это отцу. Это же не будет сплетней, просто скажешь, что я тебе сказал. И береги Вильяма от него.

— Он приезжал к Лоуренсам на совершеннолетие Вильяма, но Вильям свалился с простудой, видимо, на его же счастье.

— Вильям все же более осторожен, это Дерек пробует жизнь на вкус, все ее грани, к тому же Вильям любит тебя. Да и Дерек забыл об этих заведениях, когда полюбил меня… — Кристофер запнулся, резко замолчал и уставился в пол. – Прости, я что-то не то сказал… Не обращай внимания…

— Крис, я знаю про вас с Дереком, он мне рассказал. Он мне все рассказал. Тебе не стоит прятать это, я все понимаю, мы с Дерком говорили о вас… о тебе тоже. Он очень любит тебя. Я это знаю. То, что вы вместе живете и считаете себя парой, я тоже знаю. Для меня все это неожиданно, конечно, и непривычно, но я понимаю. Я знаю Дерека, он очень искренен.

— Ладно – Выдохнул Крис – Ты все знаешь. Хорошо. Тогда ты понимаешь, почему я не могу разделить чувства Мери-Энн. В моем сердце Дерек. Навсегда.

Кристофер смотрел на Мерилин, и между ними зарождалось что-то теплое, его сердце слегка защемило от возникшей близости. Он почувствовал в ней что-то родное и такое светлое, к чему хотелось прикоснуться и прикасаться еще и еще. Так зародилась их дружба, прошедшая через годы. Годы искренней дружбы ждали их впереди и, не смотря на все водовороты жизни, они так и остались близки и это теплое и светлое нечто между ними никогда не исчезло.

 

Лунная ночь.

Дерек проснулся. Свет луны заливал комнату, разбегаясь полосами по полу и взбираясь на кровать. Комната, пропитанная лунным светом, выглядела волшебно, словно находилась в сказочном мире полупрозрачных грез. Все было иным и невероятно светлым, несмотря на ночь. Шторы были широко открыты, и через огромное окно можно было увидеть звездное небо. Оно не было таким ярким, как в безлунную ночь, но создавало сказочный фон большой и белой луне, заглядывающей в окно. Дерек хотел раствориться в этом свете, стать невесомым и, пролетев над миром, ощутить свободу, ту свободу, которой он желал всегда в глубине своего сердца. Он с детства ощущал нотки гармонии внутри себя и всегда верил в то, что в небе есть та же гармония, верил, что там можно распахнуть свою душу, взлетев над миром. Он иногда ощущал тоску, тоску по той свободе, которую он чувствовал внутри себя, тосковал по какой-то глубине, от которой у него щемило сердце и перехватывало дыхание. Вот и сейчас сладкая боль разливалась где-то внутри, и сердце замирало от наслаждения этим великолепием лунного света, а вдох перехватывало  разливающееся внутри счастье.

Он повернул голову и посмотрел на Кристофера, спящего рядом. Крис лежал спиной на горе подушек, которые делали их кровать похожей на огромный трон. Он безмятежно спал и его ровное дыхание, расслабленная поза и взлохмаченные волосы вызывали в сердце Дерека те приливы счастья, которые волнами накатывались на звенящую где-то в глубине сладкую боль. Лицо Криса было спокойно и все напряжения, которые присутствовали на нем посреди дня, этой ночью исчезли. Лунный свет создавал резкие тени, которые лишь подчеркивали его красоту.

Дерек осторожно поднялся, тихонько подошел к комоду, на котором лежали этюдники. Взял один и тихо возвратился в кровать. Он уселся, скрестив ноги и, положив на колени этюдник, стал рисовать Криса. Он не мог это пропустить. Великолепный свет и расслабленная поза Кристофера, его выражение лица и резкие тени, лежащие на нем, создавали волшебную картину. Дерек лёгкими штрихами делал набросок, тихо радуясь тому, что он проснулся в нужный момент. Он рисовал долго, пока не затекла спина и ноги, руки совершенно замерзли, а голову охватывал пульсирующий жар, но Дерек был более чем доволен, потому что он почти закончил. Остальные правки надо было делать уже при свете дня. Он повалился на бок и, с трудом разогнув затекшие ноги, и лежал совершенно счастливый. Затем тихо повернулся, чтобы положить этюдник на пол, но тот предательски выскользнул из замерзших рук и звонким хлопком ударился об пол. Кристофер вскочил.

— Что случилось? — Быстро произнес он, сев на кровати — Что случилось? — еще раз быстро повторил, глядя куда-то вперед.

— Я уронил этюдник — Тихо сказал Дерек.

— Какой этюдник? Зачем?

— Я тебя рисовал — Дерек обнял его и повалил обратно на кровать — Волшебный лунный свет и ты в нем, контрастные тени, я не смог удержаться.

— У тебя ледяные руки — Крис прижал руку Дерека к груди, закутываясь в одеяло. — Тебе не спится?

— Я проснулся. Невероятная ночь. Люблю тебя. — Дерек поцеловал Криса куда-то в висок — Люблю.

— Милый мой — Кристофер повернулся, обхватил голову Дерека и прижался щекой к его щеке, прикоснулся губами ко лбу, потом еще и еще раз — Милый мой, ты опять горишь! У тебя снова жар, Дерек! — Крис сел.

— У меня жар, я знаю. Но это неважно, ты посмотри, какая волшебная ночь! — Дерек потянул Криса за руку, понуждая его лечь обратно. — Пожалуйста, прошу тебя, не нарушай этой гармонии, прошу тебя, приляг, пожалуйста, я хочу разделить это волшебство с тобой.

Крис послушно лег рядом и поцеловал Дерека в лоб, потом взял его руки и зажал между своих ладоней. Дерек повернулся к нему и прижался лбом ко лбу. Они лежали и молчали.

— Я сейчас тихонько встану, еле слышно подойду к полкам с лекарствами, возьму лекарство для тебя, потом налью воды. Принесу тебе, и ты все выпьешь — Прошептал Кристофер

— Ладно — еле слышно ответил Дерек — Иначе ты не будешь спокоен — Дерек потихоньку высвободил кисти рук — Я хочу разделить с тобой гармонию, я хочу поделиться с тобой моим состоянием, моей мелодией. Это единственное важно. Иди.

Кристофер поднялся, подошел к тумбочке и налил воды из стоящего на ней графина. Потом направился к полкам с лекарствами и стал тихонько перебирать пузырьки. Полки находились в тени, и лунный свет не падал на них, поэтому он никак не мог найти то, что ему нужно. Его обнаженное тело было прекрасно в свете луны: он был похож на ожившую скульптуру, вышедшую из-под рук искусного скульптора. Дерек любовался им.

— Если ты вот так еще постоишь, я нарисую тебя, это великолепный ракурс и невероятно прозрачный белый свет. Ты похож на Бога.

— Где ты видел голых Богов — усмехнулся Кристофер. Он совсем не считал себя каким-то особенным. Потом сгреб пузырьки и баночки с полки и подошел к окну, расставляя это все на подоконнике, он рассматривал этикетки.

— Вот, вот это еще лучше. Это еще лучший ракурс — Вдохновенно воскликнул Дерек и наклонился к полу за этюдником — Прошу тебя, постой там немного, я хотя бы просто набросок сделаю. Я не хочу, чтобы ты там замерз, конечно, но просто помни, что все это ради искусства — Он быстрыми штрихами рисовал стоящего у окна Криса.

Наконец, Кристофер нашел то, что было нужно, и собрался было сделать шаг в сторону Дерека.

— Даже не смей — Понизив голос, произнес Дерек — Еще пять минут. Просто постой, посмотри, какое небо. Я уже почти набросал.

— Стою — Обреченно отозвался Крис.

Через несколько минут Дерек закончил и продрогший Крис вернулся в кровать, а Дерек принял лекарство. Они тихо лежали, обнявшись и смотрели в окно. За окном бушевало величие космоса, лунный свет все так же заливал комнату, превращая ее в сказочную страну грез. Тишина звенела переливами мелодий, а время, как будто замерло, остановив движение жизни. В этом моменте была лишь вечность.

— Когда-то в далекой сказочной стране — Прошептал Дерек — В стране грез, жил сказочный принц. Он повелевал дикими ветрами и направлял движение облаков, он зажигал звезды и играл с водами морей. Чистейшие реки текли к морям, и ветры напевали волшебные мелодии. Не было в той стране ни страха, ни боли, ни слез. Летающие ручные драконы играли вместе с белыми единорогами, маленькие феи дружили с огромными великанами, а огненные птицы приносили лишь тепло и создавали  волшебные гармонии. В этой стране не было солнца, но она была пропитана светом, потому что каждый в той стране любил. Нежный морской бриз дул с моря и приносил вдохновение. И не было в той стране ночи, только добро и любовь правили в этом краю. Никто не знал темноты, и яркий свет любви дарил радость всем. Но однажды внезапно и вероломно появилось нечто. Дикое нечто, убивающее словно ножом. Оно явилось из страны ночи, страны, не знающей света дня, чтобы отнять силу из волшебных чарующих рук. Оно обесцветило крылья фей, единорогов превратило в обычных лошадей и поработило драконов. Оно пронзило сердце сказочного принца, пролив его голубую кровь, смешав ветра и потоки рек. Тепло крылатых сказочных птиц погасло, и волшебные гармонии смолкли. Земля обожжена огнем.  Высохли воды рек и соль забрана из морей. Мертвы великаны, яркие цвета сказочных красок поблекли и осыпались, подобно пеплу. Волшебные пепелинки закружились от последнего вздоха сказочного принца и исчезли в полумраке. Посмотрите, что они сделали со мной… Я не могу, не могу вернуться в мою страну волшебных сказочных грез…

— Дерек… Дерек, что это за сказка? — еле слышно прошептал Крис — У меня от нее болит сердце.

— У меня тоже. Это сказка про меня. Это сказка про нас. Оно убило меня, разрушило нашу страну грез, но нашу любовь убить невозможно.

— Оно? Что это?

— Это нечто, это то, что я не знаю, но то, что я видел, и оно разлучило нас. Я кричал тебе, а ты меня не слышал. Я думал, что я победил, но это не так. В этот раз оно одержало верх. Оно победило нас. Победило… — Он замолчал, вздохнул — Но я все так же люблю тебя, также как и в начале времен.

— Разлучило нас… — Крис повернулся и пристально посмотрел на Дерека — Что ты хочешь этим сказать? Нас невозможно разлучить.

— Крис, я не поправлюсь — Прошептал Дерек.

— Даже не думай об этом.

— Нет, я серьезно. Услышь меня. Я скоро умру. Я это знаю, чувствую.

— Этого не будет — Кристофер сильнее сжал Дерека в объятиях.

— Оптимизм не поможет. Послушай меня. Ты сам все видишь. Перестань прятаться.

— Это не оптимизм, мой милый, я не могу поверить в это. Это выше моего понимания. Этого не может случиться, не может, понимаешь?

— Кристофер, мне остались считанные дни. Именно поэтому я настоял на скором приезде Мерилин. Прости уж меня, что вышел из себя, но мне надо было убедить тебя привезти ее как можно быстрее. Я просил ее не оставлять тебя, присмотреть за тобой. Кроме тебя, только она меня понимала, поэтому я знаю, она сможет понять и тебя. Пожалуйста, не отвергай ее дружбу, чтобы ни случилось… Просто пообещай это мне. Пообещай. — Дерек говорил все быстрее, словно боясь, что Крис не даст ему высказать все. – Пожалуйста, не закрывай свое сердце, живи. Прошу тебя, возьми деньги у моего отца. Я попросил его отдать тебе все то, что предназначалось мне. Он выслушал меня и он согласен. Просто ты не упрямься, а возьми, просто помни, что это я так хотел. Ты не должен страдать от безденежья, ты должен развивать свои таланты, ты способен на многое, поэтому, живи за нас двоих. — Дерек улыбнулся — Я тоже буду присматривать за тобой, в этом даже не сомневайся. Смерти нет. Я это точно теперь знаю. Может быть, я и не смогу обнять тебя, но моя любовь всегда будет с тобой, поверь уж.

— Дерек, ты пугаешь меня. Смерть есть. Смерть — это разлука и она даже страшнее смерти. Именно ее я боюсь. Ты не можешь оставить меня вот так…одного…здесь. Для чего мне тут жить без тебя, Дерек?!

— Крис, так случилось. Кто-то разрушил наши планы. Но мы должны быть сильными и не позволить разрушить нас. Чтобы ни случилось, мы должны быть сильными.

— Я никогда не был сильным… В чем есть сила, Дерек?

— Сила в любви. Любовь сильнее всего. Я обязательно найду тебя, я не собираюсь тебя терять, я не собираюсь с тобой расставаться. Просто это тело…оно…оно не выдержит больше. Но просто помни, что тело — это не я, не совсем я. А ты — это не совсем твое тело…

— Я это знаю. Тело мертво без души и если ты не захочешь уйти, то оно и не умрет. Просто останься. Останься со мной, со мной здесь…

— Думаешь, я не хочу? Не хочу остаться с тобой? Я пробую, поверь, стараюсь, но это получается все хуже и хуже с каждым разом. Я все еще с тобой из-за моих усилий. Без этого все было бы намного хуже. Мне плохо, дорогой мой. Ты просил говорить тебе правду, помнишь? Я сейчас говорю. Уже нет смысла недоговаривать, слишком мало времени осталось, я это чувствую. Я чувствую неизбежность, неотвратимость. Я молчал, я берег тебя, сколько мог, но мне хуже и хуже, мой Кристофер. Вот и жар вернулся. Я знал, как только жар вернется, то времени останется совсем мало. Вчера ночью тоже был жар, поэтому я и позвал Мерилин.

— Почему ты не сказал мне? Почему не разбудил вчера и не сказал? – Торопливо прошептал Кристофер.

— Я не смог… Прости… Я хотел, чтобы был еще один хороший день. Мы порисуем, приедет Мерилин, поужинаем. Я так хотел спуститься на ужин, и он был прекрасен. Я хотел сохранить немного дольше гармонию. Ты бы тоже не сказал…

— Дерек, пожалуйста, живи, пожалуйста, обещай мне, что не сдашься.  — Голос Криса дрожал.

— Я не собираюсь сдаваться. Я буду с тобой так долго, как только смогу. Просто я должен был сказать… Ты должен знать, что я не выйду из этой болезни. У нас есть еще какое-то время… Пожалуйста, тоже пообещай мне, что не позволишь боли затмить нашу любовь. Поверь, это будет разлука, разлука на время.

— Почему ты так уверен? Откуда ты знаешь? Никто не может знать наверняка, что там… там за границей, за этой гранью, что разделяет живых и мертвых.

— Живых и живых. Мертвых нет. Я это знаю, я чувствую. Я по-другому сейчас все вижу и понимаю. Знаешь, у меня покой в душе, в сердце. Поэтому я так уверен. А ты просто поверь мне.

— Дерек, мне ничего больше не остается, как поверить тебе.

— Я буду оставлять тебе знаки, повсюду, где только смогу.

— Ты хочешь окончательно свести меня с ума…

— Это будет только между нами, чтобы ты не скучал. Просто, чтобы поверил окончательно, что смерти нет. — Дерек улыбнулся. — Но у нас есть еще время. Я хочу, чтобы каждое мгновение было нашим, хочу просто смаковать каждый момент жизни с тобой.

— Я тоже.

Они лежали в прозрачном свете заходящей луны. В окне забрезжил рассвет. Наступал новый день.

****

Творчество ФЕННИКС. Цикл рассказов ДЕРЕК:

 

Хочется обсудить с кем-то статью или поделиться своим творчеством? Приходите на наш форум: